Новогодний штурм Грозного 31 декабря 1994 - 1 января 1995 год. - Очищение. Новости Новороссии

Новогодний штурм Грозного 31 декабря 1994 — 1 января 1995 год.

(Видеохроника).

Интересное видео сняла одна из чеченских семей (вернее группа парней), во время празднования нового года, которое происходило в квартире одной из многоэтажек центра города, прямо во время штурма.
Видел этого парня потом нашли телевизионщики, уже взрослого.
Эти видео для подборки, я намониторил в ютубе. Раньше, когда у меня были возможности и больший интерес к чеченской войне, у меня были много качественней и лучше видео документальных съёмок, которые я вылавливал обычно в пиринговых сетях.
После того как я «выловил» таким образом, в полном (минут на сорок) объёме, во всех подробностях и в хорошем очень для того времени качестве, видео пленения и убийства военнослужащих России в Дагестане (убийство российских военнослужащих в селе Тухчар Новолакского района Дагестана 5 сентября 1999 года), — я это дело забросил и старался больше не возвращаться…

По штурму Грозного, новогоднему 1995 года, часто начинают посты паблики с такого момента:
— «В то время когда вся страна разливала шампанское и веселилась (идут фотографии со всяких шоу, ночных клубов, раздетые девицы)»….
Да действительно. В то время когда гниющая страна пила и веселилась….

Новогодний штурм Грозного 31 декабря (1994) — 1 января (1995).

Решение о штурме Грозного было принято 26 декабря 1994 года на заседании Совета безопасности РФ. План взятия города в ночь на 1 января предусматривал действия группировок федеральных войск с четырёх направлений.

«Север» (под командованием генерал-майора К. Пуликовского)
«Северо-Восток» (под командованием генерал-лейтенанта Л. Рохлина)
«Запад» (под командованием генерал-майора В. Петрука)
«Восток» (под командованием генерал-майора Н. Стаськова)

Руководство штурмом осуществлялось оперативной группой во главе с генералом армии Грачёвым, расположившейся на железнодорожном пункте управления в Моздоке.
Именно директивой министра обороны РФ Павла Грачёва №316/1/0308ш от 28 мая 1992 г., чеченским вооружённым формированиям было передано 50% оружия и вооружения, находившегося на территории республики. Но реально было передано и захвачено более 80% военной техники и около 75% стрелкового оружия.
После издания Указа № 1400 от 21 сентября 1993 года президент Ельцин взял на себя формирование персонального состава СБ (включая постоянных членов), тем самым фактически превратив его в совещательный орган при президенте. Должности в нём занимали люди, поддержавшие действия Б. Н. Ельцина по отношению к Верховному Совету.
Во время первой чеченской войны пост секретаря СБ занимал Олег Лобов.
Во время СССР работавший все время в строительной инфраструктуре.
С 1991 года возглавлял так называемый «Российско-японский университет», поддерживавший связи с Сёко Асахарой и его сектой Аум Синрикё (связь не доказана, а взята из показаний обвиняемых в Японии после теракта в токийском метро).

22 декабря 1994 года, в 5 утра, начался первый обстрел Грозного.
24 декабря с самолётов разбрасывались листовки с объяснениями для населения.
Начинала штурм авиация, базировавшаяся на аэродромах Ейска, Крымска, Моздока и Буденновска.
Одновременно с началом воздушных ударов огонь открыла артиллерия. Утром 31 декабря Объединённая группировка федеральных войск вошла в Грозный.

Начался «Новогодний штурм Грозного».

В 20.45 в центр боевого управления корпуса поступила информация о действиях Восточной группировки: 129-й мотострелковый полк и парашютно-десантный батальон 98-й дивизии ВДВ, наступавшие из района Ханкалы, уперлись в завалы из железобетонных блоков и, встретив сильное сопротивление противника, перешли к круговой обороне в районе кинотеатра «Родина». Инженерная техника для разбора завалов так и не пришла. Подразделения внутренних войск МВД, которые должны были установить блокпосты в тылу наступающей Восточной группировки также не подошли. В одном только 129-м полку было убито 15 и ранено 55 человек, сожжено 18 единиц техники.

Из очерка военного репортёра Виталия Носкова:

…Прошли мы военный городок, и начались потери. Потому что колонна представляла из себя длинную змею. Никакого боевого прикрытия — обеспечения справа и слева. Изредка над нами проходили вертолеты…
… При подходе к мосту нас начали расстреливать из крупнокалиберных пулеметов, четко работали боевики-снайперы. Нашему взору предстало: первый танк идет по мосту, а его обстреливают где-то с семи, восьми направлений. Колонна шла через мост (через р. Сунжу) неся потери.
В связи был сплошной бардак. Никто большей частью не представлял: кто с кем говорит. Десантная рота, замыкающая колонну, не прошла. Её отсекли и расстреляли — всех. Как потом рассказывали, чеченцы и наемники добивали раненых десантников выстрелами в голову, а наша колонна об этом даже не знала. Выжили только прапорщик и солдат…

…Зашли мы в Грозный и сразу попали под сильный огонь — практически со всех мест, со всех высотных зданий, со всех укреплений. Только зашли в город, колонна затормозилась. За этот час у нас подбили пять танков, шесть бэтээров.
Колонна змеей шла по городу, оставляя в своем тылу боевиков, уничтожая только то, что уничтожалось. Именно сюда, начав нести существенные потери, под плотным огнём боевиков устремилась Восточная группировка. В нашем эфире звучало только одно: «Двухсотый, двухсотый, двухсотый»… Проезжаешь возле бэтээров мотострелков, а на них и внутри одни трупы. Все убиты…
…Из Грозного мы снова уходили колонной. Шли змейкой. Я не знаю, где, какое было командование. Никто не ставил задачи. Мы просто кружили по Грозному. Мы вышли 1-го января. Был какой-то хаотический сбор отчаявшихся людей.

Западная группировка под командованием генерал-майора Валерия Петрука должна была направиться к железнодорожному вокзалу, а после того как здание будет занято федеральными войсками отправиться к Президентскому дворцу и блокировать его с юга. В ходе штурма задачи по захвату вокзала были переданы подразделению «Север».

Федеральные войска «Запад» вошли в Грозный в 7 часов 30 минут (1 января), но в ходе операции задачу взятия вокзала отменили, и силы были направлены к Президентскому дворцу. Вплоть до 12 часов дня сопротивления дудаевцы не оказывали, пока колонна группировки «Запад» не подошла к центру города, где 693-й мсп был внезапно атакован. Колонна встала недалеко от городского рынка, завязался ожесточенный бой. К 18 часам мотострелки попытались отойти, но были взяты в плотное кольцо близ Ленинского парка, радиосвязь с ними была потеряна. В Андреевской долине боевики открыли огонь по сводному 76-му пдп и 21-й овдбр. Неподготовленные к столь ожесточенному сопротивлению части Западной группировки уже к 13 часам были вынуждены закрепиться в южных районах города и перейти в оборону.

В результате того, что Восточная и Западная группировки не смогли выполнить поставленную задачу и не пробились к центру Грозного, для групп «Север» и «Северо-восток» сложилась тяжёлая обстановка.
Северо-восточная группа войск, возглавлялась генерал-лейтенантом Львом Рохлиным.
Ещё 30 декабря 33-ий мотострелковый полк под руководством полковника Верещагина занял мост на реке Нефтянке.
Основное наступление началось в 6 часов 30 минут, уже к 9-ти часам 33-ий мсп вышел к консервному заводу. К 10.00 было взято городское кладбище.

Из книги «Лев Рохлин. Жизнь и смерть генерала»:

— А в эфире, — рассказывает Рохлин, — слышались радостные доклады соседей: прошли такую-то улицу, заняли такой-то рубеж. По карте, на которую наносилась оперативная обстановка, получалось, что подразделения 8-го корпуса далеко не впереди. Заняв консервный завод, узнали, что министр обороны недоволен: «Почему отстает этот хваленый афганец?» Рохлин получил команду подтянуться и занять больничный комплекс, который находится почти в центре города. От Совмина и президентского дворца его отделял лишь один квартал, где располагались строения Института нефти и газа.

Штурмовая группа Корниенко заняла консервный завод и оставила часть людей для его обороны. Основные силы выдвинулись вглубь Грозного. На ул. Круговой и Маяковского 255-й мсп соединился с 81 мсп Северной группировки. Задачей 68 отд. разведбата было занятие позиции в больничном комплексе. Больничный комплекс располагался на площади Орджоникидзе, чтобы занять его отряду пришлось сломить сопротивление дудаевцев на переправе через Сунжу, а затем вести ожесточенный бой на самой площади. В результате здание было взято, и отряд перешел в оборону.
Группа «Северо-восток» генерала Рохлина стала единственной группировкой федеральных войск, которой удалось закрепиться в Грозном.

Главная задача штурма — взятие Президентского дворца Дудаева досталась группировке «Север» (генерал-майор Пуликовский).
С группировкой «Север» связаны наиболее драматичные эпизоды «новогоднего штурма Грозного» — разгром 131-й Майкопской бригады и 81-го мотострелкового полка. Группировка вошла в город со своего направления ровно в 6 часов утра. Из состава группировки «Север» в Грозный вошли: от 276-го полка — не менее 400 человек, от 81-го полка — 426 человек, включая танковый батальон, от 131-й Майкопской бригады — 446 человек, включая «колонну помощи».

Перекрёсток Хмельницкого—Маяковского был занят 81-м полком уже к 11 часам утра, второй батальон не смог пройти через совхоз Родина ввиду плотного огня боевиков и был приказом генерала Пуликовского повёрнут обратно и приступил к выполнению последующей задачи, что было сделано после обработки артиллерией домов микрорайона Ипподромный, откуда вёлся плотный огонь боевиков. В это же самое время 131-я бригада выполнила задачу и заняла позиции на окраине города, перешла к оборудованию района обороны. Но неожиданно она снялась и пошла одним батальоном к вокзалу, а вторым к рынку. Полк же дошёл до пл. Орджоникидзе, где образовалась «пробка», оставив одну роту для прикрытия. Но вскоре командир полка полковник Ярославцев приказал начальнику штаба полка Бурлакову вести к вокзалу всё, что можно вытащить из затора.

Разгром 131-й Майкопской бригады и 81-го мотострелкового полка.

Пока 81 полк шёл к площади Орджоникидзе, их стала обгонять техника 131-й бригады. В итоге к вокзалу почти одновременно вышли и полк, и бригада, где полк занял товарную станцию, а первый батальон бригады — вокзал, второй откатился на товарную станцию.
Бой начался около 19 часов и продолжался всю ночь на 1 января. Часть техники была сожжена, часть повреждена, но сражалась, пока были боеприпасы. Потери на этот момент были небольшими. Но ситуация резко ухудшалась потому, что другие части (группировки «Запад» и «Восток») свои задачи не выполнили.

Соседи же (группировка «Север»), подгоняемые сидящими в далеком Моздоке начальниками, запрудили улицы бронетехникой, которой было не развернуться на узких улицах города. А из подвалов и окон близлежащих домов опытные бойцы Дудаева уже ловили в прицелы гранатометов борта танков, рассматривали в мощные оптические снайперских винтовок лица солдат и офицеров. Наступили сумерки. И боевики нажали на спусковые крючки. Их гранатометчики в упор расстреливали бронетехнику. Минометы осыпали войска градом мин. Танки били прямой наводкой

— Сначала сжигалась техника в голове и в хвосте колонны, — рассказывает Рохлин, — а затем удар обрушивался на середину. Техника была лишена возможности маневра. И горела как свечка.
Избиение продолжалось до наступления полной темноты и потом возобновилось с рассветом.
Была ночь, ситуация оставалась непонятной. Полная неразбериха в управлении. Когда узнали о положении 131-й бригады, мой разведбат попытался прорваться к ней, но потерял много людей. До железнодорожного вокзала, где подразделения бригады заняли оборону, было около двух километров, напичканных боевиками.»

Раненый комбриг Савин с выжившими бойцами смог укрыться на территории заброшенной автобазы, где они и были окружены боевиками. В ходе боя После короткого отдыха Савин принял решение прорываться с боем, но первая попытка была отбита боевиками. Группа была отброшена на прежний рубеж, где её забросали гранатами. Полковник Иван Савин погиб. Бойцы третьей роты бригады, прорвавшиеся на подмогу группе, погрузили тело полковника в багажник машины и попытались его вывезти, но сами попали под обстрел и погибли. Тело полковника Савина было найдено только 21-го января. При выходе из окружения основной части 81-го полка погибли комбат Перепёлкин и командир третьей роты Прохоренко.

131-я бригада не имела задачи, — говорит Рохлин. — Она была в резерве. Кто приказал ей захватить железнодорожный вокзал — можно только догадываться.

В ходе новогоднего штурма Грозного потери Северной группировки составили:

131-я Майкопская бригада — из 446 человек, вошедших в город, убитыми потеряно 85 человек (из них 25 офицеров), 72 человека — пропавшими без вести; по раненым данных нет. Потери техники — от 15 до 20 танков, от 47 до 102 БМП, все 6 «Тунгусок».
81-й мотострелковый полк — из 426 человек потеряно 63 убитыми, 160 ранеными, 75 человек без вести пропавшими. Потери техники — 23 танка, 32 БМП, 4 БТР, 2 тягача, 1 «Тунгуска», 1 МТ-ЛБ.
276-й мотострелковый полк — из 400 человек потеряно 42 убитыми, 2 пропавшими без вести, по раненым данных нет. Потери техники — 5 танков, 15 БМП.
По данным сайта «Памяти военнослужащих группировки „Север“, на самом деле потери были гораздо больше, чем официально заявленные: 131-я Майкопская бригада — убитыми от 142 до 167 человек; 81-й мотострелковый полк — убитыми 134 человека.

„- Разгром был полный, — рассказывает генерал Рохлин. — Командование находилось в шоке. Его главной заботой стали, очевидно, поиски оправданий свершившегося. Иначе трудно объяснить тот факт, что на связь со мной никто не выходил. С того момента я не получил ни одного приказа. Начальники словно воды в рот набрали. Министр обороны (генерал Павел Грачёв), как мне потом рассказывали, не выходил из своего вагона в Моздоке и беспросветно пил…“

генерал Геннадий Трошев.
— »По мнению некоторых генералов, инициатива «праздничного» новогоднего штурма принадлежала людям из ближайшего окружения министра обороны, якобы возжелавшим приурочить взятие города ко дню рождения Павла Сергеевича Грачева (1 января). Не знаю, насколько велика здесь доля истины, но то, что операция действительно готовилась наспех, без реальной оценки сил и средств противника, — это факт. Даже название операции не успели придумать.»

Второй этап операции федеральных войск в Чечне (штурм Грозного), получивший кодовое название „Лом“, провалился, как и первый (операция по блокированию Грозного)

Третий этап — «Возмездие», начался уже при переформатированной группе ОГВ.
Лев Рохлин возглавил объединённую группу Севера и Северо-Востока.
Ожесточенные бои за Грозный продолжались до марта месяца (в том числе бои на площади «Минутка» в конце января).

Штурм Грозного, с точки зрения потерь, стал наиболее кровопролитной операцией российской (советской) армии со времён Великой Отечественной войны. Основные потери федеральная объединенная группировка войск (ОГВ) понесла во время неудачных для неё тяжёлых боёв с 31 декабря 1994 г. — по начало января 1995 г.
Количество погибших жителей Грозного, до сих пор не поддается исчеслению (по разным оценкам от 5000 тысяч).

Грозный возьмём двумя десантными полками

— Павел Сергеевич, а как же ваше печально знаменитое обещание взять Грозный за два часа силами одного парашютно-десантного полка?

— А я и сейчас от него не отказываюсь. Только выслушайте полностью то мое высказывание. А то ведь выхватили из контекста большого выступления лишь одну фразу — и давай муссировать. Речь шла о том, что если воевать по всем правилам военной науки: с неограниченным применением авиации, артиллерии, ракетных войск, то остатки уцелевших бандформирований действительно можно было уничтожить за короткое время одним парашютно-десантным полком. И я действительно мог это сделать, но тогда у меня были связаны руки.
(Министр обороны РФ Павел Грачёв, 2000 год).

Денис Артемьев

#Россия

Поделиться новостью:
  • 62
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о