"Остров забытых людей": как ополченцу Донбасса легализоваться в России. - Очищение. Новости Новороссии

«Остров забытых людей»: как ополченцу Донбасса легализоваться в России.

Статья медиаресурса «EADaily»
Пишет Кристина Мельникова

Дела ополченцев, которым угрожает депортация на Украину, все чаще становятся достоянием общественности.

Это связано с тем, что война затягивается, и, соответственно, людей, которые ушли с фронта и решили попробовать устроиться в мирной жизни, становится все больше и больше.

Однако за все это время не было выработано действенных механизмов, запрещающих чиновникам выдавать граждан Украины, воевавших на стороне Донбасса, на подконтрольную Киеву территорию.
Их приходится выручать в ручном режиме. Каждый отдельный случай решается благополучно после публикаций в СМИ, вмешательства общественников и неравнодушных представителей власти.
В последнее время удалось отстоять нескольких ополченцев, но практически всех — по обозначенной ранее схеме после возмущения общественности.

В редакцию EADaily регулярно поступают сообщения о тех или иных инцидентах, связанных с угрозой выдворения на Украину.
Причем не все их фигуранты хотят придавать свои истории огласке.

«Остров забытых людей- факт жизни не установлен», — так охарактеризовал ситуацию в центрах временного содержания один из находящихся там ополченцев, связавшийся с корреспондентом EADaily.

Ожидается суд по нашумевшему делу Филиппа Венедиктова, которому ФСБ запретила въезд в РФ.
Не так давно успешно закончилась история приговоренного к депортации снайпера Максима Шадрова.
Благодаря Шадрову стало известно о том, что в том же самом центре временного содержания находится еще один бывший ополченец Михаил Мухин. Он, как и Шадров, воевал с 2014 года, а потом попытался устроиться на работу в России. Но нарушил российское миграционное законодательство, не успев в срок подать необходимые документы.
В результате чего был задержан, приговорен к депортации и отправлен в центр временного содержания.

«Когда началась война, я, чтобы не сидеть и не прятаться, пошел в ополчение. Оборонял Горловку, начиная с Дзержинска, потом были Углегорск, Енакиево и снова Горловка.
Был и в пехоте, и в артиллерии. Воевал почти два года — до конца 2015 года. 30 ноября уехал из ДНР. Решил пожить мирной жизнью, найти работу.
Я ждал оформления украинского паспорта, хотел уже по паспорту ДНР подать на временное убежище, РВП. Но покинуть страну вовремя из-за непостоянного заработка не смог.

А потом меня задержали за нарушение срока пребывания в РФ, повезли на суд. Я думал, что с первого раза мне разрешат самостоятельно покинуть страну, но меня сразу приговорили к принудительному выдворению.
Я спрашивал у приставов, куда меня выдворят, мне отвечали- раз ты гражданин Украины, то, значит, на Украину. На мои аргументы, что я — гражданин ДНР, мне говорили, что такого государства не существует.
У меня уже опускались руки, но Максим Шадров рассказал обо мне, и меня начали морально поддерживать. Я понял, что у меня есть шанс.
Выиграл апелляционный суд и уже написал заявление на временное убежище», — рассказал Михаил Мухин.

Виктор Пономарев, уроженец Харцызска, в Егорьевском центре временного содержания провел 4,5 месяца. «До войны я работал на канатном заводе, в июне 2014 года призвался, попал в Семеновский батальон.
Принимал участие в боях в районе Саур-Могилы, потом на границе с Россией — Дмитровка, Мариновка, в августе-сентябре под аэропортом, затем перешел в „Оплот“. Воевал под Докучаевском до октября 2015 года.

В начале 16-го приехал в Россию. Работал в Рязанской области на стройке, но за работу мне ничего не заплатили. Потом меня арестовали, выписывали штрафы, которые мне было нечем оплачивать.
В результате приговорили к депортации и отвезли в Егорьевск.
Но мне сразу помогла организация „Война и мир“, предоставила адвоката, и сейчас я написал заявление на временное убежище. Осталось только собрать некоторые документы, чтобы продолжить процесс легализации», — рассказал Пономарев.

История харьковчанина Константина Симонова, только в 2018 году ушедшего из ополчения, отличается тем, что он сразу же обратился за помощью к общественникам с просьбой помочь ему в оформлении необходимых документов. Поэтому до судов и центров временного содержания в его случае дело не дошло — он уже практически завершил процесс легализации в России при помощи КПЦ «Война и мир».

Руководитель КПЦ «Война и мир» Андрей Седлов рассказал EADaily, что нужно предпринять имеющему украинское гражданство ополченцу, приехавшему в Россию для постоянного проживания:

-«В первую очередь ему нужно отправиться в ближайшее управление по вопросам миграции для получения временного убежища.
Для этого достаточно паспорта Украины, к которому желательно приложить военный билет, подтверждающий участие в ополчении.
В управлении снимут все необходимые копии, проведут беседу и анкетирование, поскольку получение статуса временного убежища проходит через согласование с ФСБ.

Эти требования справедливы для всех граждан Украины? То есть, они одинаковы для тех, кто имеет донецкую и луганскую прописку, и для тех, кто родился в иных регионах?

— Требования едины для всех по умолчанию.

Это единственное, что нужно сделать?

— Это первое, что нужно предпринять, потому что статус ВУ дает возможность на протяжении года находиться в России на законных основаниях.
В течении этого года человек должен предпринять дальнейшие шаги по легализации — либо по программе переселения соотечественников, либо путем получения квоты на РВП. В этом случае он делает себе РВП, а дальше уже вид на жительство и гражданство.

Если он предоставляет необходимые документы, ему не имеют права отказать в получении временного убежища?

— По факту не имеют права, если к нему нет претензий со стороны спецслужб. Если он не объявлен невъездным, как Венедиктов, то оснований для отказа быть не должно.

Если человек все же получил отказ?

— Если он получает отказ, то нужно выяснить, какова причина отказа и если отказ не обоснован, то, как в случае того же Венедиктова, бороться в судебном порядке. У меня, к сожалению, есть еще один случай отказа, и я сейчас как раз буду разбираться в его причинах.
Но пока этот человек легализовался путем покупки трудового патента.
Это еще один выход — если нет ВУ, то может работать по трудовому патенту.

Если человек все же попался на нарушении миграционного законодательства и находится в центре временного содержания в ожидании депортации, то что ему делать?

— Первым делом постараться вовремя подать на апелляцию, ну и любыми путями и способами попытаться рассказать о себе общественности, например, выйти на КПЦ «Война и мир» и на меня лично.

Уголовное преследование на Украине может стать основанием для отказа в получении ВУ?

— У нас есть случаи, когда ребят пытались экстрадировать по линии Интерпола, и даже эти случаи мы оспаривали. Уголовное преследование на территории Украины — это еще не повод отказывать в ВУ.

Как обстоят дела в отношении тех людей, у которых были проблемы с законом на территории России?

— Многое зависит от того, уголовный или административный характер имело дело. Но в любом случае человека надо выдворять не на территорию Украины, а на территорию ДНР — это может быть либо самовыдворение, либо контролируемое выдворение, но через границу с народными республиками. Способ выдворения зависит от службы судебных приставов. Необходимо работать с судебными приставами над оттачиванием механизма выдворения граждан Украины через границу России с ЛДНР.

Кристина Мельникова для EADaily
https://eadaily.com/ru/news/2018/12/01/ostrov-zabytyh-lyudey-kak-opolchencu-donbassa-legalizovatsya-v-rossii?fbclid=IwAR2n-Fz_0UC4mlnTKB57oKMhg66ut2gxAcb7AtI-WX_Zxl-9YXKznEXCNYs

Наталья Ростова

#Россия

Поделиться новостью:
  • 29
  • 1
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о