Столетие Солженицына и как правильно нужно пользоваться писателем как национальным достоянием. - Очищение. Новости Новороссии

Столетие Солженицына и как правильно нужно пользоваться писателем как национальным достоянием.

Серия — «Красное-Белое».

На открытии памятника писателю и советскому диссиденту власть РФ, в лице ее президента, пообещала памятником не ограничиваться, объявив о целой стратегии будущих всевозможных просветительских мероприятий посвящённых роли Солженицына в нашей истории.

Фигура Александра Исаича является одной из самых главных в камнях преткновения, между красной и белой составляющей нашей современной истории, по сути продолжая, казалось бы давно законченную, гражданскую войну в России.
Вот именно поэтому я к этим спорам отношусь с отвращением и вовсе не потому, что желаю полавировать между любителями советского строя и той России, которую мы уже потеряли в 1917-ом году…
И во многом по тем же причинам, тлеющие угольки которых сейчас снова со всех сил пытаются раздуть, по которым начнём терять и эту Федерацию, страну с гораздо с меньшим государственным базисом устойчивости и пределом разрухи, чем были до этого Империя и Советский Союз.

Имею определённую слабость к людям имеющим твердые идеологические принципы, со своим видением жизни государства в том виде, который на их взгляд принесет Родине благополучие и процветание. И которые они готовы отстаивать вопреки тому, что они в меньшинстве, готовые противостоять гнилой, на их взгляд, системе понимая при этом, что переломить её у них самые ничтожные шансы, а вот ей тебя поломать и растереть в лепешку, — раз плюнуть.

Ненавидеть Солженицына за то, что он не любил советскую систему и Сталина (ладно, тоже ненавидел) все таки несколько глуповато.
За критику Сталина он загремел в лагерь, а советские зоны для заключённых это не оздоровительный лагерь для пионеров.
Весьма странно было бы, если Исаич вышел бы с лагеря с чувством большой признательности к этой безжалостной машине.
Впрочем за критику царской власти и самодержавия Солженицын также бы катал тачку под Магаданом или прокладывал по тайге шпалы КВЖД, но то такое, лирика.

Проблемное отношение российского общества к Солженицину больше складывается из его жизни заграницей, куда опять же, он не сам поехал, а его туда отправили из СССР (по молве благодаря злейшему КаГэБисту Андропову, в пику добродушному Леониду Брежневу, хотевшего отправить Александра Исаича обратно туда, где талантливый писатель черпал вдохновение для свого главного в жизни произведения «Архипелаг ГУЛАГ»). Именно отправили, а не он сам эмигрировал. Это нужно понимать. Отправили за откровенную антисовтскую деятельность (антигосударственную), заключавшуюся уже не в книгах, которые писал Солженицын, а в довольно активной деятельности Александра Исаича в кругах советской интеллигенции, в кругах которой в семидесятых годах и сложился между прочим тот самый модный тренд, — «России которую мы потеряли».
Солженицына на западе уже ждали.

Ждали от него оголтелой критики всего Советского Союза и его строя, дабы использовать её для своей пропаганды и писатель дал западу то, чего он от него ждал, в полной мере. В прессе, на конференциях, в интервью, в американском Сенате. Он угодил в эту ловушку и пожалуй не мог не угодить.
Одно дело ругать порядки на своей Родине, другое делать тоже самое в стане её лютых врагов, а в то время холодная война была не в только в прессе как сейчас, она велась по всем фронтам, рискуя перейти в горячую фазу все время.

Ругать Родину за отсутствие свободы в такой стране как Соединённые Штаты вообще нонсенс, так как Штаты своих инакомыслящих также никогда не щадили, «демократия» навязывалась войнами и армией в другие страны и в то время, а еще вчера в этой стране обдирали таблички со скамеек и общественных заведений — «только для белых», убив при этом Мартина Лютера Кинга, своего главного на то время правозащитника.

Солженицын явно поплыл в это время, так как критика стала уже попросту неумеренной и Александр Исаич начал пользоваться, как сейчас бы сказали, в своих данных западными методичками и ничем не подтвержденными фальшивыми документами.
Даже с эмигрантской русской средой у Солженицына были частые конфликты.

Агрессивная злоба Александра Исаича оттолкнула от него даже бывших сторонников писателя и православные добродетели писателя гуманиста, за которые он так бился, намного больше просматривались у другого великого диссидента и критика советской власти, одного из отцов нашего ядерного оружия академика Сахарова, до конца жизни которого будут оплевывать с высоких кремлевских трибун.

Пожелания Солженицына сбылись в полной мере и прибыв во Владивосток, в 1994-ом году с вынужденной эмиграции, писатель отправляясь в путешествие до Москвы мог в полной мере теперь ощутить и оценить всю полноту победы США над Союзом в холодной войне.
Режим Ельцина можно было теперь ругать хоть до посинения и ничего тебе за это не было, если конечно ты не покушался на новую власть «демократии».
Только какой в этом толк оказался? Ругай сколько влезет, ты свободный человек. А США как было, так и остались главным врагом России, уже очень сильно ослабленной.

Можно её ругать сколько угодно и сейчас при Путине, если конечно депутаты не примут закон о неуважении к органам власти, который уже подали для рассмотрения в Госдуму. Можно ругать даже будучи в оппозиции, но только если ты согласен на себя прицепить клеймо агента госдепа, либо коммуняки, так как иную критику применять уже опасно. Нельзя же быть патриотичней самого президента. Власть совершенствует свою подготовку в борьбе с обществом и народом, которому она по сути противостояла всегда, но сейчас еще и ухитрилась обобрать до нитки вместе с недрами государства.
Впрочем по сравнению с 90-ыми годами у власти появился убойный аргумент в споре со своим народом, до которого ни в одной стране мира по моему еще не додумались — «мы же вам зарплату платим»…

И смотря на все это, на оголтело антисоциальный курс власти в стране, той верхушки кто взял ее в свои руки в конце 80-ых и начале 90-ых годах и остальными республиками Союза и их ресурсами, вцепившимися в неё крепко нарепко и до сих пор не отдающих её никому желая обеспечить себе полную преемственость, люди начинают смотреть на деятельность действительно выдающегося писателя и человека, несколько под другим углом, как над человеком который добился именно того, что мы сейчас наблюдаем все.

Я глубоко убеждён, что такой человек как Солженицын заслуживает себе памятника, как бы к нему не относился кто, тем более во время его столетия.
Но власть к этому тоже подходит под другим углом, преподнося Солженицына именно как того человека, идейность которого нужно использовать как индульгенцию и охранку своей власти над страной, пытаясь доказать, что именно для них Солженицын и ему подобные так старались, рисковали своей свободой, здоровьем, а где и жизнью.
Используя его только для этого, пытаясь установить в обществе установку, что возврата в прошлое теперь не будет, подразумевая под этим вовсе не возврат к коммунизму, которого в Союзе никогда и не было, а невозможность возврата того, что они награбили во время его развала.
На чем собственно и держится нынешняя власть уже почти 30 лет.
Отказ от социальной поддержки народа который на это государство работает. Отказать ему даже в пенсии, исключая себя, колоссальный чиновничий аппарат и силовой ресурс на случай возмущений.

Именно это и только это, заставляет эту власть искать себе идеалогическую опору не в созидательных моментах, а разрушительных.
Именно поэтому она использует Солженицына, у которого условно 10 процентов симпатиков, в пику человеку под руководством которого наша страна и народ выиграли страшную войну за свое существование, которому нет ни одного памятника и при котором невозможно было чиновнику украсть хоть одну копейку у народа и страны.

Только поэтому власть расшаркивается и всячески хочет выставить вперёд Солженицина, и именно поэтому объевшиеся вареньем агенты охранки (той самой, что и осталась с той поздней и уже сгнившей от жадных перспектив будущих богатств, советской КаГэБэ), «без остановки думающие о России», с таким сладостным удовольствием оскорбляют те самые 90 процентов населения, своего народа, который они дескать так представляют, «по православному» глумясь над ним.

Именно это даёт повод народу обвинять того же писателя власовскими штампами, которых он не заслужил.
Именно это даёт народу задавать вопросы российской власти о беспримерном невмешательстве в украинские события, где тот самый русский народ решили по видимому изничтожить на корню, одновременно насильно насаждая идеологию условных десяти процентов населения, за которые так долго билась западная агентура и не смогла добиться особых успехов. Чудовищное форсирование этого процесса и отвернувшиеся от него непостижимым образом остатки России, которые мы то ли теряем то ли уже потеряли, — заставляют тот самый народ задаться вопросами, нет ли в этом плане сговора между участниками сего невообразимого действия.
Не к этому ли готовят будущее страны, допуская те же процессы, что и на Украине, пока еще в ползучем варианте насаждая большинству насильно, мнение меньшинства. Ставя знаки равенства между бандеровщиной и гадкой ползучей власовщиной в Российской Федерации.

Вот именно поэтому президенты РФ стоят на коленях перед могилой писателя и подносят цветы к подножию свежего памятника талантливому и смелому человеку Александру Исаевичу Солженицину, сложная судьба которого вместо служения народу, преподнесла ему свой крест в служении им, нынешним господам нашего бывшего общего богатства, нашей с Вами многострадальной Родины и плевали они на какую-то там духовность и те возможные смыслы, которые писатель закладывал своим творчеством, на которые, в силу того что людей таким образом тяжело обмануть, уже и не обращают внимания, вспоминая только то, что Солженицын тот человек, который желал ей поражения в сенате США и чьё пожелание исполнилось в полной мере.

Денис Артемьев

#Отечество

Поделиться новостью:
  • 11
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о