Интервью Алексея Топорова для группы Очищение. - Очищение. Новости Новороссии

Интервью Алексея Топорова для группы Очищение.

Алексей Топоров, известный журналист и автор материалов для таких изданий как — «Царьград», «ЕАDaily», «Русская линия», дал эксклюзивное интервью нашему ресурсу, «Очищение».
Интервью интересное, но тяжёлое…

Первая часть: «Брошенные».

Артемьев: — Алексей начнём нашу беседу с вопроса об ополченце Денисе Запорожце, парне который стал косвенной причиной и нашего с Вами знакомства. Парне которому Вы помогали информационно в его беде, привлекая к ней внимание общественности. Расскажите о нём.

Топоров: — Денису 28 лет, он из Днепропетровска.
Парень участвовал в событиях на майдане в Киеве в составе «Беркута».
После состоявшегося переворота уехал в родной город, где с новой властью у «беркутовцев», как Вы знаете, начались серьёзные проблемы, в самом городе творилась форменная вакханалия, на которую у майдановцев был полный карт-бланш, так как вышестоящее и уже переподчиненное руководство МВД (Арсен Аваков был назначен ио главы МВД уже с 22 февраля. ред) попросту запрещало вмешиваться своим сотрудникам в наведении порядка, если причиной бесчинств были майдановские «активисты».

Дошло впоследствии до того, что начали охоту за самими «берктовцами», а в расположение ребят приехали, так называемые самообороновцы Майдана и «Днепр-1», с приказом от Авакова забрать у «Беркута» оружие и боеприпасы.
Денис подал рапорт на увольнение с МВД и при появившейся возможности стать в ряды сопротивления этому ужасу, уехал в Луганск и вступил в ополчение Донбасса. С надеждой освободить и свой родной Днепропетровск впоследствии.

Изначально был в КГБ ЛНР (формировался по приказу Валерия Болотова. ред), впоследствии уже воевал в составе 4-ой бригады НМ ЛНР, был пулеметчиком в разведроте, прошёл немало горячих точек этой войны.
А сейчас у парня рак 4-ой степени и никому в ЛДНР он не нужен.

Артемьев: — У Дениса есть какой-либо статус военнослужащего в ЛНР, который может ему дать какую правовую и социальную защиту в Республике?

Топоров: — Нет никакого статуса, прав, нет вообще ничего.
Еще во времена Плотницкого вместе со своим другом из Херсонской области, который также как и Денис Запорожец был ополченцем в ЛНР, они пошли сдали в паспортный стол все свои документы, заплатили предусмотренные пошлины и подали заявку на получение гражданства ЛНР.
Итог был таков, — работница паспортного стола заявила бойцам, что они не видят оснований для выдачи им гражданства ЛНР.
Теперь у него нет в Республике ничего, домой разумеется ему нельзя, тяжело заболел, никаких пенсий и выплат не имеет, есть украинский паспорт. Система его выкинула.

Артемьев: — Это ведь обычная, стандартная ситуация для ребят в ЛДНР, которые уехали воевать с бандеровской хунтой на Донбасс из городов ныне оккупированных, как Одесса, Харьков, и многих других городов Украины, Юго-Востока, Донбасса, те же Славянск, Краматорск, а теперь «зависли» в Республиках. Это так?

Топоров: — Абсолютно так. Многие не могут себе найти попросту места.
Живут они в ВУЗ-овских общагах в которых, как правило, ужасные условия. Я приезжал сам туда неоднократно, ребят все время оттуда пытаются выгнать, заваливают всевозможные инстанции жалобами на них. Ребята ухитряются как-то продлеваться, пребывая постоянно под угрозой выселения на улицу.

Артемьев: — Они легально в них живут и кто именно их пытается выселить?

Топоров: — Да легально, эти общежития предоставляют всевозможным беженцам, таким вот бойцам, вернувшимся из плена. Есть даже выплаты для них, копеечные конечно, тысяча рублей в месяц, или даже меньше.
А выселить их пытаются сами ВУЗы их руководство, которые считают видимо общежития своей вотчиной, своим жильем.
Вот на таких птичьих правах каждый день живут там люди, бывшие бойцы, под постоянной угрозой оказаться на улице, неустроенные и никому не нужные, без местных и тем более российских документов.
Глядя на количество недостроенного и пустующего жилья в том же Донецке, это конечно наводит на тяжелые размышления, какую же мы народную Республику получили.

Артемьев: — Есть мысли почему так происходит, может нарочно или специальное такое отношение к таким людям в ЛДНР?
Все же с начала событий уже минуло четыре года, фронт стабильный несколько лет и на военную неразбериху первого времени это уже не списать. А ведь это также один из самых насущных вопросов, люди и бойцы приехавшие в ЛДНР в самый тяжёлый и трудный момент у которых дом на той стороне, и мы еще не затронули вопрос семей у этих людей, оставшихся на той стороне и при этом думаю знаешь как любят наши медиа в ЛДНР и пресс-центры НМ ЛДНР, рассказать о том какое страшное давление идёт на родных и близких ребят, которые родом с оккупированных мест, со стороны СБУ, власти Украины, они сами рассказывают об имеющемся колоссальном давлении на близких и родных, шантаж матерей, детьми даже запугивают. У нас это показывать и рассказывать очень любят и при этом к этим же ребятам такое здесь отношение, в чем сакральный смысл тогда?

Топоров: — Да смысла нет совершенно никакого как и нет смысла в этих так называемых Республиках, в том формате в которых они сейчас пребывают.
Смыслы были в 14-ом году, а после того как было остановлено наступление ополчения на Мариуполь, началась какая-то ерунда.
Сейчас мы имеем то ли государства, то ли Республики, с совершенно непонятным статусом.
По поводу родственников на той стороне ты правильно заметил. Недавно я смотрел на одном Республиканском канале сюжет от народной милиции ЛНР, где одна женщина рассказала как её прессовали в СБУ, записывали её разговоры с родными и близкими, всё эта женщина рассказывала зрителям, но что с этого дальше?

Со стороны ЛДНР в этом случае мы наблюдаем обычный пропагандисткий шум, который должен показывать всем какая плохая власть на Украине.
Но мы ведь это и так знаем, только что с того, сейчас все переедут в ЛДНР?
И куда, в общагу ВУЗовскую под угрозой постоянного выселения и без возможности сделать документы? Это бред, абсурд какой-то.
Люди предоставлены сами себе и мне искренне жаль сейчас эту женщину, так как после той передачи, после той информации что она обнародовала, боюсь она себе сделала только хуже.

Недавно я был в Луганске узнавал за статус ополченца в ЛНР, так вот нет его, не приняли.

Артемьев: — Сколько помню властям в ДНР как раз пример ЛНР ставили в упрёк, что там приняты законы по поводу статуса ополчения, в отличии от Донецка?

Топоров: — Никаких статусов применяемым к ополчению в ЛНР как не было так и нет, хотя о том, что таковой примут заявлялось неоднократно.
Есть льгота для семьи погибшего ополченца, применяется в оплате коммунальных услуг для одного из членов семьи. Вот и все льготы.
Это смешно, точнее — откровенное издевательство.

Артемьев: — Корень подобного отношения в местных Республиканских властях?

Топоров: — Сейчас все проблемы ЛДНР, в том числе и подобные, исходят от отношения РФ к этим Республикам.
Донбасс будучи в полной вассальной зависимости от России, совершенно не способен свои права отстаивать.
В отсутствии какого-либо вменяемого статуса Республик именно перед РФ руководство которой, в условиях «большой мировой геополитической игры» заключающейся вокруг плясок с санкциями, пытается протолкнуть Донбасс обратно в Украину и ищет для этого свои пути.

Мы уже не идём освобождать оставшуюся в оккупации часть Донбасса, не идём освобождать Харьков и Одессу, не идём освобождать Киев, хотя столько пропаганды было по этому поводу у нас было. По сути сейчас все наоборот, идёт антипропаганда против этих городов и его населения с нашей стороны.
Сейчас мы топчемся на месте, с этим неясными статусом то ли Республик, то ли чего другого. Если Республики, то у людей возникает вопрос, почему тогда нас не признают?
Если на первых порах это воспринималось относительно терпимо, то сейчас спустя 4 года, воспринимается уже совершенно по иному, порою весьма озлобленно.

Артемьев: — То есть, если говорить откровенно, до этого момента присутствовала вера в некий так называемый в сети хитрый план Путина, который наши же СМИ и медиа раздули, которым кормили нас давая надежду и который на деле оказался фикцией, пустышкой и обманом?

Топоров: — Да именно так. Денису Запорожцу тоже ведь говорили, будете мол формировать днепропетровский костяк ополчения, будете освобождать города свои, так говорилось и многочисленным группам ополченцев представлявших другие города. По итогу же никакого плана не оказалось, ни политического, ни военного, ни хитрого. Никто не пошёл ни в Днепропетровск, ни в Одессу с Харьковым, а сидят в ЛДНР без жилья, без какого-либо статуса, исключительно с украинскими документами, а даже если ребята уходят, увольняется по ранению, то и в этом случае им не полагается совершенно ничего….

Продолжение следует….

PS. По сообщению Юрия Барбашова от 6 ноября, 2018 года ( https://m.vk.com/wall168938944_281 )луганский актив СДД нашел все таки возможность заняться Денисом Запорожцем и оформив его на лечение в НИИ города Киров.
Сборы для Дениса, временно приостановили, собранная на лечение, благодаря людям которых эта история не оставила равнодушными, сумма (около 150 тысяч рублей) находится на руках Дениса.
Да помогай Бог ему, его семье и таким же брошенным ребятам…

Приношу личную благодарность Алексею Топорову, за его согласие дать интервью и возможность записать эту беседу для группы «Очищение» (сайт «Мозговой-Центр»).

Фото 1. Топоров из Донбасса для LIFE
Фото 2. Пикет в Казани, 2014 г.
Фото 3. С бойцами в окрестностях Зайцево, этим летом.
Фото 4. Москва, — помни Одессу.
Фото 5. Денис Запорожец в больнице.

Денис Артемьев
[dapurifucation|ОЧИЩЕНИЕ]
Мозговой—Центр

#Новороссия

Поделиться новостью:
  •  
  • 1
  • 4
  •  
  •  
  •  

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о