Красно-золотые баррикады на Смоленской площади 2 октября 1993 года: Накануне трагедии 3-4 октября. - Очищение. Новости Новороссии

Красно-золотые баррикады на Смоленской площади 2 октября 1993 года: Накануне трагедии 3-4 октября.

Представляем хронику событий предшествующих трагедии в Москве, 3-4 октября.

Антология сентября-октября 1993 года. Материал oldRuss

ГУВД Москвы распространило сообщение: «2 октября в 13.00 группа граждан в количестве 1 тысячи человек пыталась провести на Смоленской площади несанкционированный митинг. При попытке сотрудников милиции не допустить противозаконных действий, хулиганы из числа собравшихся применили против них камни, металлические прутья и палки.
Сорвав городской праздник, посвященный 500-летию Арбата, толпа беснующихся в 13.30 разобрала временную эстраду, построенную на Новом Арбате, и, напав на сотрудников правоохранительных органов, использовала против них элементы строительных конструкций. Из числа сотрудников милиции, получивших серьезные телесные повреждения, двое находятся в тяжелом состоянии.»

15.00. В районе Смоленской площади произошли столкновения сотрудников органов охраны порядка с участниками демонстрации Трудовой Москвы и Фронта национального спасения в поддержку ВС РФ. Остановлено движение, принимаются необходимые меры. Сведений о жертвах и разрушениях нет.
По сообщению ИА Белый дом, в районе улицы Арбат и Смоленской площади стихийно сооружаются баррикады, в результате столкновений один из сотрудников милиции увезен на машине «Скорой помощи».
В районе Смоленской площади Садовое кольцо перегорожено баррикадой, которую соорудили проводившие на площади несанкционированный митинг члены организации Трудовая Россия в ответ на попытку милиции разогнать демонстрантов. Ориентировочное количество митингующих — несколько тысяч человек.

16.00. Митингующие за баррикадой жгут покрышки, отчего в небо поднимается черный столб дыма. Напротив баррикады расположились работники милиции, которые на данный момент не предпринимают никаких действий. За милицейским кордоном стоят две пожарные и одна, по всей вероятности, водометная машины. Ресторан «Макдональдс» и гастроном «Смоленский» прекратили свою работу и охраняются сотрудниками ОМОНа.
Количество митингующих на площади сторонников ВС РФ составляет около 5 тысячи человек. Демонстранты вооружены железными палками и камнями, бутылками с бензином и зажигательной смесью.
Оцепление органов охраны порядка пересекает Садовое кольцо начиная от здания МИД. Между баррикадой и оцеплением милиции, в начале улицы Арбат, находится помост, с которого выступают ораторы. Поблизости растаскиваются строительные заборы для наращивания баррикад. Люди разливают бензин по бутылкам, готовя метательные зажигательные снаряды. На трибуне проходящего митинга среди прочих лидеров оппозиции находятся Виктор Анпилов и первый секретарь МК комсомола Игорь Маляров. В.Анпилов призывает митингующих к открытому сопротивлению.

В районе баррикад корреспонденты встретили председателя Моссовета Николая Гончара, который заявил, что он находится здесь для того, чтобы предотвратить кровопролитие. По словам председателя Моссовета, те из митингующих, кто разливает горючую смесь по бутылкам, являются «самыми настоящими провокаторами».
Правоохранительные органы пропускают пешеходов в сторону Нового Арбата, однако обратно не выпускают. С внешней стороны цепи находится около тысячи человек, но особой активности собравшиеся не проявляют. Цепь бойцов имеет три ряда, два из которых составляют солдаты, а третий — работники милиции.

Как сообщили корреспондентам участники демонстрации на Смоленской площади, человек погиб при разгоне митингующих подразделениями ОМОНа. Они также заявили, что ОМОН «до полусмерти избил пенсионера-инвалида». В пресс-службе ГУВД сообщили, что не располагают данной информацией, но заявили, что при наведении порядка на Смоленской площади пострадало 8 сотрудников милиции.
Собравшиеся у баррикады намерены оставаться здесь на ночь и запасаются продуктами. По мнению наблюдателей, количество участников манифестации остается неизменным. По предложению Игоря Малярова, построена еще одна баррикада на Садовом кольце на расстоянии 10-15 м от цепи работников охраны порядка.

OldRuss
http://old.russ.ru/antolog/1993/chron12.htm

Пишет Сергей Храбаров (oldgoro)

2 октября 1993 года, 20 лет назад

Главные события в тот день разворачивались не в Белом доме, не в Кремле и не в Свято-Даниловом монастыре (РПЦ и патриарх предлагали свою посредническую помощь, противостоящим сторонам и призывали не допустить кровопролития. ред. ОЧИЩЕНИЕ], а на улицах столицы.

В субботу 2 октября мэрия организовала празднование 500-летия Арбата. А на Смоленской площади с 11.30 начали собираться участники запланированного митинга.
Место для митинга было выбрано очень «удачно»: с одной стороны, прямо под окнами Министерства иностранных дел, что сразу же позволяло привлечь к нему внимание из-за рубежа, с другой стороны, в непосредственной близости от парламента, что позволяло направить митингующих на прорыв блокады Белого дома.

Одним из первых — в 9.30 — на Смоленской площади появился В. И. Анпилов. К этому времени площадь уже была оцеплена милицией, движение по Садовому кольцу перекрыто плотными рядами ОМОНа в странной камуфляжной форме: черные пятна на светло-голубом фоне. Народный язык тут же подобрал к ним точное словцо: «крапатые». Оказалось, это был ОМОН, переброшенный в Москву из родного города Ельцина — Свердловска.

С самого же начала события стали развиваться не так, как планировались. Митинг еще не успел начаться, как «Анпилов, — вспоминает один из его участников, — зачем-то отвел своих в сторону гастронома. В сквере против МИДа нас осталось около батальона». По некоторым данным, В. И. Анпилов увел за собою около 300 человек, а в сквере вместе с A. В. Крючковым осталось 600–700 человек.
«На митинг ФНС, — вспоминает В. И. Анпилов, — через дорогу от МИДа, пропускали только с Андреевскими флагами, „красных“ же оттеснили от „патриотов“ и прижали к самой стене высотного здания».

Из числа выступавших на митинге ФНС можно назвать B. Аксючица, В. Алксниса, Б. М. Гунько, А. Калинина, В. Г. Уражцева. Особо следует выделить выступления лидеров РПК А. В. Крючкова и Е. А. Козлова. Призвав собравшихся оказывать помощь штабу ФНС, «предоставив в его распоряжение автотранспорт, радиостанции и другую технику», А. В. Крючков в полном соответствии с принятым накануне решением предложил направитьсяк «Белому Дому» и образовать там «живую цепь снаружи вокруг оцепления», «выставив постоянный пикет на мосту напротив Дома Советов».

На митинге была принята резолюция, которую зачитал Е. А. Козлов. В ней содержались следующие требования:
1) Вывести из Москвы подразделения ОВД;
2) Проведение одновременных выборов в марте;
3) Избирательные комиссии должны контролироваться совместно Верховным Советом и Советом Федерации;
4) Гарантом демократических выборов народных депутатов должно являться правительство национального доверия;
5) Отстранение Ельцина от власти либо вообще ликвидация поста президента;
6) Деблокирование Верховного Совета».

В 13.00, когда митинг уже подходил к концу, появились омоновцы и начали вытеснять митингующих из сквера.
«На нас, — пишет один из участников митинга, — наваливается батальон ОМОНа. Не принимая боя, отходим к Бородинскому мосту. Они — следом. Мы потопали, волоча их за собою и следя, чтобы не отставали, на Киевский вокзал». Здесь одни «растворились в толпе», другие попытался продолжить митинг.
Однако не все митингующие из сквера отошли к Киевскому вокзалу. Часть людей вместе с И. В. Константиновым переместились в сторону МИДа и влились в толпу митингующих под руководством «Трудовой России».

Здесь для митинга была выбрана «временная сцена», сооруженная к празднику у ресторана «Арбат» на пересечении Арбата и Садового кольца, через дорогу от Министерства иностранных дел. Рядом, «там, где Арбат выходит на Смоленскую площадь», сооружалась еще одна «временная сцена», но «достроить ее не успели. У сцены валялись арматура, железные уголки, другие крепежные детали: готовое оружие для самообороны. Между недостроенной сценой и углом здания МИД остался проход шириной метра в полтора».
Главную роль здесь играли лидеры «Трудовой России»: Виктор Анпилов, Владимир Гусев, Игорь Маляров и Борис Хорев, кроме них, среди выступавших были Валерий Иванович Скурлатов, Виталий Георгиевич Уражцев, Владимир Макарович Якушев.

По некоторым данным, около 14.00 появились бойцы спецназа Софринской бригады. Они «без излишней жестокости» начали теснить митингующих с Садового кольца на Арбат. Затем к ним на помощь пришел ОМОН. И тогда у впадения Арбата в Садовое кольцо раздались «оглушительные вопли попадавших под удары женщин».[

«…Когда „крапатые“ побежали с дубинками наперевес на ‘Трудовую Россию, — пишет В. И. Анпилов, — явно надеясь „размазать“ нас по стене высотного здания, по этому узкому проходу удалось увести людей из-под удара, а затем метанием гаек, болтов отсечь разъяренный ОМОН от людей… Наши тут же овладели недостроенной сценой и подняли над ней Красный флаг, как над баррикадой».
«„Крапатые“, — вспоминает В. И. Анпилов, — предприняли вторую попытку прорваться в наш тыл с Арбата, теперь уже и со стороны гастронома „Смоленский“, и это им удалось. В наших рядах оказались два безногих инвалида: один ветеран войны, другой помоложе… Один из „крапатых“ настиг инвалида помоложе и страшным ударом дубинки по голове свалил его с костылей».

По некоторым данным, омоновцу, сбившего инвалида с ног, этого показалось мало и он ударил его еще ногой, в результате чего «проломил ботинком голову». «Мужики! Бей их арматурой!» — закричал высокий, статный Валерий Сергеев, подполковник запаса пограничных войск, и взял в руки полутораметровый «уголок».
Почти мгновенно была разобрана «временная сцена, сооруженная для праздника Дня Арбата, и в ход пошли стальные трубы и профили. Контратака была яростной, и ОМОН, потеряв до 25 человек, бежал с поля боя. Садовое кольцо перекрыли баррикады и пылающие костры».

На помощь омоновцам был брошен батальон внутренних войск. В это время у метро «Смоленская» находилась «огромная толпа молодежи», которую с трудом сдерживало милицейское оцепление. «Увидев бегущих на нее солдат с дубинками, — пишет В. И. Анпилов, — молодая, упругая пружина распрямилась и сама пошла в контратаку». «Кулаками, камнями молодые смяли хорошо экипированного противника, обратили его в бегство и освободили всю проезжую часть Садового кольца от проспекта Калинина до Смоленской площади».

«Спецназовцы, экипировавшись щитами и шлемами, — сообщал корреспондент Левого информцентра, — вновь пошли в наступление, но были отогнаны градом камней. Демонстранты перекрыли движение на Садовом кольце, и там появились баррикады». Появились они и на Арбате. Причем, если верить очевидцам, баррикады появились «в мгновение ока» «выше, чем у Дома Советов». И снова из ничего.
Возведение баррикад объяснить нетрудно. Труднее объяснить, зачем возле них среди белого дня стали разводить костры, причем из непонятно откуда взятых автомобильных покрышек, дающих, как известно, больше дыма, чем тепла и огня. Зато картина получилась впечатляющая. Особенно для журналистов, для теле- и кинооператоров: Смоленская площадь, баррикады и поднимающиеся из-за них вверх на фоне Министерства иностранных дел языки красного пламени и клубы черного дыма.
На Смоленской площади К. А. Черемных тоже заметил, как в толпу митингующих влилось несколько десятков человек в черных кожаных куртках, которые, как и на площади Восстания, первыми вступили в сражение с ОМОНом, а затем начали возводить баррикады.

По свидетельству Э. 3. Махайского, одна баррикада пересекала Садовое кольцо у Арбата, а вторая — у выхода со станции метро «Смоленская». «Над баррикадой, расположенной ближе к Арбату, — вспоминает очевидец, — развевались три черно-желто-белых флага, один андреевский и транспарант: „Мы русские! С нами Бог!“, а над другой баррикадой — красный флаг».

На недостроенной сцене, снова начался митинг.

В 17.05 было сделано объявление, что «достигнута договоренность»: омоновцев отводят, митингующие уходят.
Однако эта договоренность почему-то осталась невыполненной. В 19.40 В. Г. Уражцев снова сообщил, что им и И. В. Константиновым достигнуто соглашение с руководителем оцепления полковником Г. Н. Фекличевым о прекращении митинга. В 21 час большая часть митингующих во главе с И. В. Константиновым построилась в колонну и организованно ушла. К этому времени на площади находилось около 1500 человек.

Ходили слухи, что 2 октября на Смоленской митингующие «потеряли до 80 человек ранеными и убитыми». А вообще с 27 сентября по 2 октября около тысячи человек обращались «в травмопункты за медицинской помощью». Причем среди пострадавших было «больше 200(!!!) женщин и даже 9-летняя девочка, которой у метро „Баррикадная“ омоновец одним ударом дубинки сломал ключицу и нанёс сотрясение мозга».
Но все эти данные нуждаются в проверке.
Оценивая позже значение субботних событий, И. В. Константинов отметил две важные черты: во-первых, впервые митингующие от обороны перешли к нападению, а во-вторых, до этого дня ни одно уличное сражение не достигало такого ожесточения.

На мой взгляд, в событиях 2 октября на Смоленской площади более важным являлось другое. Как уже отмечалось, В. И. Анпилов собрал на свой митинг всего несколько сот человек. Самая большая цифра, которую называют участники и очевидцы тех событий, — полторы тысячи человек.

При желании МВД имело возможность разогнать собравшихся в течение нескольких минут. С этим вполне мог справиться батальон ОМОНа. Однако митингующие держались в центре столицы, на одной из самых оживленных магистралей города, возле Министерства иностранных дел почти десять часов.
Следовательно, этот очаг напряжения был нужен Кремлю.
И действительно, на протяжении всей субботы не только отечественные, но и зарубежные СМИ рассказывали о «мятежниках», которые вышли на улицы в центре Москвы, показывали горящие баррикады и клубы черного дыма от подожженных автомобильных шин. И все это сопровождалось комментариями о бесчинствах и насилии сторонников Белого дома.

И. В. Константинов прав, события 3 октября начались в воскресенье 2-го. Это была и генеральная репетиция, и хорошо продуманная психологическая провокация.

Несмотря на то что Совет патриотических сил накануне планировал этот митинг, развитие событий пошло по другому сценарию. Е. А. Козлов утверждает, что он пытался перехватить митингующих, которых В. Г. Уражцев повел к Киевскому вокзалу, чтобы направить их к Белому дому. Но сделать это ему не удалось, хотя накануне В. Г. Уражцев одобрил план А. В. Крючкова и даже поставил ему за него пять с плюсом.

Не сумев вернуть возглавляемую В. Г. Уражцевым колонну, Е. А. Козлов отправился к Дому Советов. И тут, видя, как со Смоленской площади поднимаются клубы черного дыма, он вдруг подумал: а не является ли все это провокацией. Вступив в переговоры с находившимися в оцеплении в районе американского посольства дзержинцами, Е. А. Козлов вдруг услышал от одного из бойцов, что завтра все это закончится.

Евгений Александрович не знал тогда, что в тот же день был перехвачен радиоразговор высшего милицейского начальства, в ходе которого упоминалось подготавливаемое на воскресенье Всенародное вече, а далее говорилось: «В понедельник утром все будет кончено».

Не знал Евгений Александрович тогда и того, что накануне сотрудники милиции передали казакам, охранявшим баррикаду на Дружинниковской улице, еще более важное сообщение: 3 октября Белый дом будет разблокирован, но «фиктивно», в результате «прорыва восставшего народа».

Сергей Храбаров
https://oldgoro.livejournal.com/251677.html

Денис Артемьев

#Россия

Поделиться новостью:
  • 12
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о