"Неизвестные дончане". - Очищение. Новости Новороссии

«Неизвестные дончане».

Статья издания «Комсомольская Правда»
Пишет Юлия Андриенко.

Военный историк Александр Мальцев: «Я начал поисковую деятельность с того, что нашел собственного деда, пропавшего без вести в годы Великой Отечественной войны»

Александр Мальцев личность в Донбассе, да и за его пределами достаточно известная. Во всяком случае тем, кто имеет дело с историей и сохранением памяти о Великой Отечественной войне. Почти с юности он занимается возвращением из небытия тех, кого не дождались в 45-ом родные и кто почти 80 лет покоится в донбасских степях, одним словом – ведет поисковую деятельность.

Собственного дедушку нашел через 43 года после Победы:

— Сам я родом из Доброполья. Оба моих деда воевали на той войне и пропали без вести. В 80-е, еще будучи школьником, я начал их поиски. Писал упорно письма на те адреса, с которых пришли извещения об исчезновении дедов – в сельсоветы, администрации, военкоматы. И вот в 1988 году мне удалось найти одного из своих дедушек, — рассказывает военный историк Александр Мальцев. – Оказалось, что он погиб в августе 1944 года в Прибалтике. Как сейчас помню, был праздник 8 марта, а у нашей семьи была традиция – собираться у бабушки за накрытым столом. И вдруг почта, вместе с поздравительными открытками, принесла письмо из Прибалтики. Было море слез и, в то же время, радость, что судьба дедушки стала известна. Мама ездила на могилку туда, отвозила родную землю.

После армии Александр поступил в Мариупольскую школу милиции, затем работал в уголовном розыске. А в свободное от работы время занимался поисковой деятельностью, восстановлением разрушенных памятников, как будто мало ему было романтики и приключений профессии.

— Запомнился мне первый начальник милиции в Доброполье Шатохин Иван Иванович. На фронт он пошел в 1943 году, когда ему исполнилось 16 лет. После войны гонял ОУНовцев (запрещенные в РФ организации) и прочих «лесных братьев». А позже возглавил милицию, которая состояла из самого Иван Ивановича, трех солдат, лошади и тачанки с пулеметом «Максим», — рассказывает Александр. – Когда мы с ним познакомились, он был уже совсем слабый, но память имел ясную. Я выносил его, сажал в машину, и мы ехали по тем местам, где были самые ожесточенные бои. Именно с ним мы нашли немало захоронений, а все его сведения абсолютно совпадали с архивными.

Возвращаем неустановленных

Однажды ветеран рассказал Александру про советский самолет, сбитый фашистами под Доброполье. Это был 1942 год. Сложно сказать, что наш бомбардировщик делал над оккупированной территорией. Ожидаемо, немцы открыли по нему огонь. Летчики выпрыгнули с парашютами – один приземлился прямо перед воротами комендатуры и попал сразу в плен, а затем- в лагерь под Красноармейском, там его следы теряются. Второй летчик приземлился в соседнем селе за 3,5 км (ведь скорость самолета была не меньше 700 км/час), но неудачно – сломал обе ноги при приземлении и застрелился. Тело его было захоронено на сельском кладбище, а документы Иван Иванович передал в военкомат, да так они где-то и затерялись. Благо ветеран записал все в дневник, который чудом сохранился. Так и вернулся из небытия экипаж ПЕ-2 аэрофото разведчика, пропавший без вести в апреле 1943 года.

В теплое время поисковые работы Александр вел в поле, а в остальное -проделывал кропотливую архивную работу – изучал карты, писал запросы, искал родственников, вел переписку с еще живыми сослуживцами павших. Долгое время оставался одиночкой, а затем познакомился с такими же, как он, поисковиками, так образовался отряд «Плацдарм», насчитывавший не меньше 20 человек. Абсолютно разных по возрасту и профессии людей объединяло одно – историческая память.

— Важно ведь не только найти останки, цель – увековечить память. Сколько этих обезличенных памятников без единой фамилии, о которых вспоминают 9 мая, да в День освобождения Донбасса, — признается Александр. — Когда я только начал этим заниматься, то понял – у павших есть имена, эти люди остаются неизвестными только для равнодушных чиновников, которые из года в год переписывают одно и то же: «Не удалось установить». Начали составлять списки, вести работу с родственниками, а те в ответ – присылать нам письма, фотографии. Так солдаты возвращались из забвения.

Из одной войны в другую

А потом началась война в Донбассе. Александр вполне закономерно пошел в ополчение. Позывной «Почтальон» взял случайно, девушка на призывном пункте на все названные им до этого позывные сказала, что такие уже есть. Он глянул в окно, увидел почтовый ящик и решил: пусть будет Почтальон. Хотя символизм в этом, учитывая его поисковую деятельность в бесконечных запросах и переписках, безусловно, есть. Воевал Почтальон на южном и горловском направлениях. И было ощущение, что та война не окончилась в 45-ом, что она продолжается.

Уже после первых боев 2014 года поисковиками было организовано перезахоронение останков 82 воинов РККА найденных во время вахты памяти «Миус-2013». Были обнаружены останки солдат Великой Отечественной войны в предполье Саур Могилы.

И это не самая большая цифра. В 2013 году в Александровском районе в чистом поле были обнаружены останки 115 кавалеристов. Саше позвонил фермер, который сообщил, что выкорчевывал деревья и обнаружил кости.
Раскопки, которые изначально планировались на пару часов, продолжались почти две недели.

— Из 115 солдат только у 33-х были обнаружены смертные медальоны, а прочитать удалось и того меньше – всего 15, — признается он. — А потом начался поиск родственников.
На перезахоронение в Спасско Михайловку приезжали родственники найденных солдат, привозили даже праправнука простится с дедом. Это дело непростое, порой уходят годы, пока найдешь родных, ведь люди зачастую переезжают. Был такой случай, что мы искали родственников на Урале, а они оказались у нас под боком – в Ясиноватой. Это был родной брат погибшего, уже очень старенький. Представляете, радость какая!
Особенная сложность с нерусскими именами и фамилиями. Их часто писали с ошибками, облегчая произношение, например, Юсупа могли записать Ярославом. Попробуй найди человека, когда, порой, даже одна буква играет роль!

Некоторые школьники интересуются, есть ли Зоя Космодемьянская в Инстаграм
При раскопках нередко обнаруживаются уникальные находки. Например, фляги с водой, которой 76 лет. Такое есть не в каждом музее России. Находки поисковики передают родственникам погибших или в музеи.

— Бывает так, что павшие приходят во сне и будто ведут за собой, говорят: «Ведь ты там был, но прошел мимо, а попробуй поискать еще». Едем, начинаем раскопки и, действительно, находим тела наших солдат, — рассказывает он.

Будучи по сути своей историком, Александр, тем не менее, отказался от исторического образования, объясняет, что там не дали бы ему того, что нужно.
— Учить про пирамиды и прочее – это, конечно, хорошо. Но, в первую очередь, нужно знать свою историю.
Сейчас даже среднее образование не идет ни в какое сравнение с уровнем образования в СССР. Что говорить о высшем? Это очень печально. Поэтому и становятся возможны все эти митинги и майданы, — рассуждает Александр. — Как-то пригласили меня выступить в школе.
Собрали на встречу 8-ой и 9-ый классы, не малыши уже. Я начал вопросы им задавать, спросил про Героя Советского Союза Зою Космодемьянскую. Ответ меня убил. Старшеклассники спросили, а есть ли у нее страничка в соцсетях? Что можно говорить после этого? Учителю стыдно стало, говорит, а что я им могу дать – на тему Великой Отечественной войны отведено 9 учебных часов? А еще одна молодая учитель, лет 25-ти, подошла ко мне после встречи и призналась, что и сама не знала, кто такая Зоя Космодемьянская.

Патриотизм для галочки на руку врагам
А молодежь все впитывает с легкостью и, если ей не вложили к определенному возрасту уважение к своей истории, то этот пробел восполнят те, кому это выгодно и так, как им надо. На это работает огромная машина вражеской пропаганды. А формализм и равнодушие взрослых, которые ради галочки «отбывают повинность» к определенным датам, дети чувствуют сразу. Как и настоящий интерес к своей истории.

— Как приятно было мне получить звонок от моих воспитанников-поисковиков с той стороны Донбасса, что сейчас под Украиной. Ребята обнаружили останки воинов и хотели их захоронить с почестями.
А как это сделать в нынешней Украине с ее законом о декоммунизации? Спрашивают: «Дядь Саш, что будем делать? Нам не дадут сделать братскую могилу в населенном пункте». Говорю: «Значит, нужно хитрить.
Никто не запретит вам взять на кладбище участок, там и похороните». Они так и сделали, проводили солдат с почестями — яму затянули красным кумачом, звучали «Славянка», «Интернационал», гимн Советского Союза.

За эти годы у Александра собралось материала на целую книгу, да только денег издавать ее нет, все свои уникальные материалы он публикует на Яндекс-дзене, лишь бы народ читал. Вообще вся поисковая деятельность ложится бременем на плечи самих поисковиков, государством эти расходы никак не компенсируются. Вот и получается, что сохранение исторической памяти – удел небольшой группы добровольцев.
Посильную помощь в последние годы оказывало общественное движение «Донецкая Республика», помогая с захоронениями и текущими расходами.

В том году при содействии депутатов Госдумы РФ от «Единой России» Виктора Пинского и Ильдара Бикбаева был передан во Владивосток орден «Красной Звезды» родственникам гвардии лейтенанта Николая Крыпаева, который погиб на Донбассе за высоту 188.4 Амвросиевского района.
Орден нашел поисковик Иван Данилевский из отряда «Сармат» Астраханской области на вахте памяти «Высота-2019», которая проходила под эгидой Главы ДНР Дениса Пушилина.

— Сложностей в нашей деятельности немало, но знаешь, всякий раз, когда видишь глаза родственников, их слезы радости, когда помог вернуть из небытия еще одного героя и бился над этим не один день, понимаешь, что живешь не зря. Просто патриотом нужно быть не на словах, только тогда от этого есть толк, — уверен Александр.

Комсомольская Правда
https://www.donetsk.kp.ru/daily/27240/4368671/

Фото Юлии Андриенко

Наталья Ростова

#Новороссия

Поделиться новостью:
  • 5
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о