Перелом ситуации в Луганске. - Очищение. Новости Новороссии

Перелом ситуации в Луганске.

Видеохроники Русской Весны.
Луганск. 6 апреля, 2014. Штурм и взятие СБУ.

В ответ на развязанный террор службой безопасности Украины против людей восставших против незаконной майданной власти, в Луганске 6 апреля было освобождено здание СБУ, главного очага и репрессивного инструмента майданной власти.
После взятия СБУ под контроль восставших, у здания начали возводить баррикады на случай штурма.
Ночью к зданию СБУ в Луганске подходили и подходили люди. Со следующего дня город наводнили майданные агенты Ляшко, Добкин Тигипко. Луганск не повелся на обещания посланников майданной власти и не продался.

Материалы прессы Украины.

Из украинского сайта — Апостроф. О роли главы УСБУ Луганска Петрулевича.

Утром 6 апреля руководитель УСБУ в Луганской области находился на своем рабочем месте. Примерно в 10:30 здание управления начали пикетировать около 150 человек донских казаков с портретами экс-президента Виктора Януковича и флагами РФ. Они требовали освободить людей, задержанных накануне. Александр Петрулевич и его заместитель встретились с ними, попытавшись пояснить, что действия работников СБУ осуществлялись в рамках закона. Спустя полчаса Петрулевич имел переговоры с представителями «афганцев» и ветеранами ВДВ, также пришедшими пикетировать офис. К 12 часам количество людей, собравшихся возле здания, начало расти, и они принялись забрасывать сооружение различными предметами и ломать входные двери. При этом «афганцы» заявили, что это «не их люди» и они не знают, кто инициировал штурм. «Я позвонил к начальнику ГУ МВД, генерал-лейтенанту Владимиру Гуславскому и сообщил, что выделенных солдат Внутренних войск недостаточно для того, чтобы охранять здание», — сообщил на допросе Петрулевич.

Генерал-лейтенант Гуславский в свою очередь рассказал следователю, что пытался обратить внимание руководителя УСБУ на то, что здание «недостаточно защищено» в случае штурма: «Я говорил о том, что на окнах нет решеток, а в помещении отсутствуют мешки с песком, да и вообще нужно подумать о других средствах защиты. Я это сказал потому, что в Донецке к тому времени было захвачено много административных помещений, в том числе зданий милиции и служб безопасности. Однако Петрулевич не обратил на это внимания, заявив, что его офис в достаточной степени защищен».

На данном этапе оба генерала пытаются обвинить друг друга в том, что случилось 6 апреля 2014 года. Так, Владимир Гуславский утверждает, что начальник УСБУ и его заместитель своим «халатным отношением сами провоцировали толпу», которая требовала освободить задержанных сепаратистов, называя их «политическими заключенными», а генерал СБУ, судя по всему, вообще считает, что главный милиционер области действовал заодно с мятежниками. «Около 16:40 в здание УСБУ зашел Гуславский с двумя неизвестными и начал требовать освобождения шестерых задержанных, находившихся в изоляторе временного содержания МВД. Толпа беспрепятственно его пропустила, выкрикивая лозунг «милиция с народом». Гуславский дал слово офицера, что после освобождения задержанных он заберет людей от здания СБУ, а в понедельник (6 апреля 2104 года было воскресенье, — «Апостроф») лично приведет задержанных в суд для избрания меры пресечения», — рассказал Петрулевич.

В итоге Гуславский заявил, что Петрулевич сам решил, что задержанных необходимо выпустить и этот шаг уже «согласован с руководством», а Петрулевич в свою очередь сообщил на допросе, что в 17:00 Гуславский «лично освободил шестерых задержанных из ИВС и привез их в здание СБУ»: «Толпа при этом выкрикивала «Россия» и «милиция с народом». Один из освобожденных, Алексей Рельке, после того как здание СБУ было захвачено, пытался вскрыть комнаты хранения оружия и боеприпасов, которые Петрулевич, по его словам, предварительно распорядился «заминировать» муляжами взрывных устройств. Настоящую взрывчатку, как пояснил начальник СБУ, использовать было нельзя, чтобы не спровоцировать жертвы среди мирного населения. В итоге для того чтобы вскрыть хранилища и захватить имеющееся там оружие (около 1 тысячи единиц автоматов и боеприпасов), Рельке был вынужден воспользоваться газовым резаком. По словам Петрулевича, оружейные комнаты были вскрыты около 2 часов ночи 7 апреля.

Стоит отметить, что, по словам Петрулевича, здание УСБУ штурмовали около 5 тысяч человек, предприняв для этого три попытки. Первые две атаки были отбиты, в том числе, с помощью пожарных рукавов и брандспойтов, а последний штурм начался около 17:30, сразу после того, как Гуславский привез освобожденных сепаратистов. Через час офис был, наконец, захвачен, причем защитники не использовали огнестрельного оружия потому, что у толпы этого оружия не было. Применение огнестрельного оружия, по словам генерала СБУ, стало возможным после 7 апреля, когда в области был объявлен режим АТО. При этом Александр Петрулевич указывает, что защитники здания до конца рассчитывали на то, что милиция окажет им поддержку, и обвиняет представителей МВД в бездеятельности.

Владимир Гуславский же утверждает, что на этапе переговоров сообщил Петрулевичу о том, что «собирает подмогу из других городов Луганской области», но прибытие подкреплений может занять некоторое время. В любом случае, показания обоих генералов свидетельствуют о том, что силовые структуры области, в случае надлежащей координации своих действий, в том числе из Киева, могли не допустить событий 6 апреля 2014 года. В частности, в своих показаниях руководители СБУ и УМВД в Луганской области утверждают, что сделали все возможное для того, чтобы отстоять административные здания. Реальное же развитие событий показывает, что предпринятых мер было недостаточно. Особенно это касается сотрудников милиции, которые были обязаны пресечь массовые беспорядки в зародыше. Ответственность за возникшие проблемы генералы пытаются переложить друг на друга. Еще одной ошибкой было освобождение уже задержанных сепаратистов, после которого начался третий, решающий штурм. И если бы боевики не получили хранившееся в помещениях УСБУ стрелковое оружие, ситуация на Донбассе могла бы пойти совсем по другому сценарию.

Апостроф
https://apostrophe.ua/article/politics/2016-11-16/voyna-na-donbasse-mogla-li-ukraina-uderjat-lugansk/8319

Из интервью полковника СБУ Животова заместителя Петрулевича, украинским медиа (подследственный на Украине, по факту сдачи здания СБУ в Луганске, халатности и утере документов).

– А куда смотрел Александр Третьяк, который возглавлял Луганское управление СБУ до Петрулевича?

– В сторону России. Судя по тому, что его сын позднее арестован за шпионаж в ее пользу, а он сам перешел на сторону «ДНР». Наливайченко в помощь Петрулевичу назначил новых заместителей, в том числе и меня. Пришли мы в управление, посмотрели – это мрак. Область потеряна, документов нет – все уничтожено, и ни одного оперативного дела. И Александр Николаевич начал закручивать механизм.

– И все-таки вы, профессионалы, должны были взять верх. Ведь вам противостояли дилетанты.

– Как бы не так. Вначале играли наши сепаратисты: и референдум, и создание отрядов – это их инициатива. Но я вам гарантирую на 100 процентов: ни Ефремов (Александр Ефремов, экс-глава парламентской фракции Партии регионов и бывший луганский губернатор.), ни Пристюк – никто не хотел идти в состав России. Почему? Там они были бы никто. При Украине это царьки: у них бабки, бизнес, доступ в высокие кабинеты, недвижимость в западных странах. То есть, они не собирались выходить из состава Украины. Идея была какая? Поторговаться, чтобы украинские власти пошли на уступки.
Накануне штурма управления СБУ, 5 апреля, мы берем группу – шесть основных лидеров пророссийских.

В начале апреля сообщили в Киев о том, что в случае сепаратистских массовых беспорядков и захвата админзданий в Луганске начальник областной милиции Владимир Гуславский займет нейтральную позицию. Кто-то кадровые выводы сделал и подкрепление прислал?
У нас 70 офицеров лишь было, а нападающих сотни. Ребята стояли, когда в них летела арматура, им в лицо распыляли «черемуху». И во время штурма они успевали уничтожать секретные документы и спецтехнику. Мы просили помощи у всех, у кого можно – постоянно находились на связи. Аваков нам пообещал прислать спецназ. Мы говорили: «Ребята, держимся! Скоро помощь придет. Киев нас не бросит».

Месяцем раньше руководство страны в Крыму так же действовало, а потом обвинило командиров воинских частей в том, что они не стреляли. Александр Турчинов в своем интервью прямо заявил, что полковник Юлий Мамчур – отнюдь не герой. Да, он прошел со знаменем, но сдал свою часть без единого выстрела. А ведь в его случае были «зеленые человечки» – и никакого живого щита из мирных жителей. У нас же привели бабушек и дедушек, подростков.
И самолеты он сдал – их потом отдельно переправляли. Но, добавил Турчинов, надо было поднимать боевой дух и патриотические настроения в обществе, поэтому он выменял Мамчура вместе с другими пленными на нескольких арестованных офицеров российских спецслужб, а потом сделал из него героя.

– Допустим. Но почему вы заранее не вывезли оружие, которое в результате попало в руки сепаратистов и сделало конфликт на востоке Украины кровавым?

– Во-первых, до нашего прихода в Луганск, управление СБУ ни разу не блокировалось. Во-вторых, у нас каждые выходные шли митинги. Неужели нам надо было каждую пятницу оружие и секретные документы эвакуировать, бросив всю работу, а в понедельник обратно завозить? И в-третьих, без письменного приказа руководства Службы безопасности мы не имели права транспортировать оружие в другое место.

Никто почему-то не вспоминает, что нас трижды в марте 2014 года поднимали по тревоге. Помню, я в два ночи только прилег, Александр Николаевич звонит: «Олег, зайди». Одеваюсь, захожу – стоит шифровальщик, уже можно об этом говорить, протягивает мне шифровку из Киева за подписью руководства страны: Президент РФ Владимир Путин принял решение, через два часа, максимум в течение нескольких дней российские войска войдут в Украину. Задача – поднять личный состав по тревоге, и быть готовыми выдвинуться к границе, занять линию обороны. Цитирую не дословно, но смысл такой.

Много было оружия?

– По штату около тысячи автоматов и другое вооружение. Ни одно областное управление не имело такого арсенала, как Луганское. Из них при Якименко, которого во главе СБУ поставил теперь уже экс-президент Украины Виктор Янукович, все оружие было вывезено на общие склады в Соледаре, только у нас оно почему-то осталось.

– Почему же вы не применили его, когда начался штурм?

– Потому что стрелять в безоружную толпу нам запрещено законом. В 2014-м году сожгли и захватили, кроме нашего, управления СБУ еще в четырех областях: Львовской, Хмельницкой, Ивано-Франковской и Донецкой. В последних двух толпа завладела штатными оружием и боеприпасами. Но в отношении руководства этих Управлений уголовного производства нет. Либо не регистрировались, либо прекращены за отсутствием состава преступления.
Причем выстрелы прозвучали только в Хмельницком. В результате двое митингующих получили огнестрельные ранения, одна женщина убита. Знаете, почему уголовное дело против бывшего начальника управления закрыто? Потому что, как установили следователи, в людей стреляли неизвестные лица, а не сотрудники СБУ.
И после этого Генеральная прокуратура Украины будет заявлять о незаказном характере нашего дела и объективности следствия?

А теперь вернемся в Луганск, где толпа осадила здание СБУ. По данным милицейского пресс-центра, непосредственно в штурме принимали участие около 2 тысяч человек. Первый штурм, второй. Холл уже был захвачен, но мы удерживали еще первый этаж. И тут приходит генерал-лейтенант Гуславский, начальник УВД в сопровождении двух сепаров. Мы слышим, как толпа расступается и пропускает его с криками: «Россия! Россия! Милиция с народом». Он подходит к Петрулевичу и говорит в присутствии офицеров: «Отпусти шесть человек, которых ты задержал, и я уведу толпу». Александр Николаевич ему: «Где твоя помощь?» – и матом кроет.

– …как генерал генерала…

– Шум мешал разговаривать, поэтому Гуславский предложил уйти куда-нибудь в кабинет. Но переговоры свелись к одному: «Надо отпустить. Иначе вы здание не удержите». «Я не могу, – отвечает Петрулевич. – Они подследственные, а мы не имеем права влиять на следствие. Решение принимают следователь и прокуратура». Гуславский ему: «Давайте звонить».

Александр Николаевич набирает номер Сергея Стося, он сейчас зампрокурора Киевской области, а тогда был прокурором Луганской. Обрисовал ситуацию и говорит: «Гуславский сейчас передо мной стоит. Он требует освободить шесть лиц и дает слово генерала, что уведет толпу». Стось: «Дайте ему трубку», – и кричит так, что мы это слышали: «Ты гад, подлец! Где твоя милиция? Почему не помогаешь Петрулевичу?». А главный милиционер области невозмутимо: «Освобождайте!».

– Чувствовал себя хозяином положения.

– Потом были звонки генпрокурору Махницкому, председателю СБУ Наливайченко. Те в один голос: «Нельзя отпускать!». Но Стось сказал: «Я принимаю решение. Раз такая ситуация, мы поменяем меру пресечения. При условии, что генерал дает слово обеспечить явку задержанных на суд». Гуславский дает слово генерала, выходит спокойненько, освобождает шестерых. И те возглавляют третий штурм нашего здания, а позднее занимают руководящие должности в «ЛНР».

После захвата здания СБУ Александр Николаевич был взят в плен, но ему, воспользовавшись царившим там хаосом, помог бежать наш человек. Это Николай Цукур, впоследствии замкомандира батальона «Торнадо». Он рассказал, что ему вручили пистолет и приказали застрелить генерала в случае штурма здания проукраинскими силами.
Побега Петрулевичу не простили: как же, ушли «золотые погоны». И тут же на российском телевидении появляется видеозапись, где сепаратисты благодарят генерала за то, что он якобы сдал им оружие. Эта инсайдка прошла вечером 6 апреля, а 7-го все украинские СМИ ее тупо продублировали.

– То есть, это был запланированный вброс?

– Естественно. Через год после этих событий ведущий сепаратистского телевидения взял интервью у организаторов штурма Алексея Карякина, который возглавил парламент так называемой «ЛНР», и Геннадия Цыпкалова, на тот момент председателя Кабмина «ЛНР». Журналист их спросил: правда, что Петрулевич оружие сдал? Как бы мы ни относились к Карякину, надо признать, что у него сохранились какие-то представления о порядочности: они не били нас тогда, в отличие от остальных.

И тут оба рассмеялись. «Нет, это ложь и провокация, – сказал Цыпкалов. – Держались долго, оборона была организована хорошо. Мы оружейку не вскрывали сутки, потому то она была грамотно заминирована. Не подходили к ней специально, чтобы урегулировать это мирным путем. И когда на диалог с нами не пошли, отказались вести полные переговоры, тогда уж извините, пришлось вскрыть».

После того, как я подал ссылку на это видео следователям, его кто-то удалил из интернета, хотя у прокуратуры оно есть, а Геннадий Цыпкалов в сентябре нынешнего года при загадочных обстоятельствах покончил с собой.

– Думаете, ему «помогли» уйти на тот свет, как и другим лидерам сепаратистов?

– После провозглашения «ЛНР» мы со спецгруппой, которую возглавлял Александр Николаевич, работали в разведке на той территории. По указанию Наливайченко выкрали оттуда командира «Армии юго-востока» Алексея Рельке и тайно доставили в Киев: вот человек, который может рассказать правду о событиях 6 апреля, об обстоятельствах захвата здания СБУ, о поведении генерала Петрулевича.

Просим прокуратуру: «Пацаны, мы живые свидетели, мы его брали один раз, второй. Мы даем кладку на него. Проведите очную ставку». – «Идите отсюда». Без единого допроса его отправляют в суд. А потом передают представителям «ДНР» в обмен на украинских военнослужащих.

Из интервью украинскому изданию Гордон
http://www.ostrovok.lg.ua/statti/chernaya-voda/versiipolkovnik-sbu-zhivotov-kak-6-aprelya-2014-goda-shturmovali-usbu-v-luganske-pochemu-ne-bylo

Денис Артемьев
Наталья Ростова

#Новороссия



Поделиться новостью:
  •  
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о