Расстрел в Останкино. - Очищение. Новости Новороссии

Расстрел в Останкино.

Материал «Русэксперт» (посвящается событиям возле телецентра Останкино 3 октября, 1993 года. Приведено с сокращением. ОЧИЩЕНИЕ).

Митинг и прорыв блокады.

3 октября на Октябрьской площади должен был пройти разрешённый властями митинг. Организаторы митинга не планировали никаких других действий, однако Виктор Анпилов и его сторонники намеревались совершить марш на Дом Советов…

Призывы к штурму и поход на Останкино

Около 16 часов Руцкой стал призывать людей к штурму мэрии и телецентра «Останкино», а Руслан Хасбулатов призывал штурмовать даже Кремль… Сразу после митингового выступления Руцкой отверг идею штурма и отправил демонстрантов «требовать прямого эфира». Многочисленную колонну безоружных людей сопровождали 16 членов дополнительных охранных подразделений Верховного Совета, имевших при себе оружие и подчинявшихся А. М. Макашову. Впоследствии Руцкой утверждал, что просто не мог удержать толпу…

Причины стихийного движения на Останкино

После прорыва блокады Белого дома среди руководства Верховного Совета не было единства относительно дальнейших действий. Руцкой впоследствии писал, что поход на Останкино был ошибкой, и людей надо было оставить для обороны Белого дома. Но после прорыва к Дому Советов толпа скандировала «Останкино!».
То, что наиболее активные сторонники Верховного Совета и противники Ельцина направились именно к телецентру, обусловлено тем, что центральное телевидение и основные СМИ контролировались сторонниками Ельцина. Крайне одностороннее освещение событий и агрессивная ельцинская пропаганда вызывали у многих людей отвращение и возмущение. Помимо организованной колонны на автотранспорте, к Останкино самостоятельно двигались стихийные пешие группы, которые стали подходить к телецентру уже в разгар стрельбы.

Указ № 1575

Перестрелка у мэрии вместе с последующим её захватом дала Ельцину повод для начала активных силовых действий. С 16 часов вступил в силу ельцинский указ № 1575, об объявлении чрезвычайного положения. Этот указ снимал с военнослужащих уголовную ответственность за убийство гражданских лиц во время боестолкновений. В п. 3 указа РФ отказывалась от обязательств выполнять некоторые положения Международного пакта о гражданских и политических правах согласно п. 1 ст. 4 этого пакта.

Реализация указа № 1575

А. С. Куликов в 16:05 отдал отряду «Витязь» приказ по радио «выдвинуться для усиления охраны Останкинского комплекса». Примечательно, что незадолго до событий отряд «Витязь» посетил сам Президент России Ельцин и провёл смотр. В дальнейшем к Останкино длительное время подтягивались разнообразные подразделения и бронетехника. Свидетели-журналисты (в том числе из газет проельцинской ориентации: «Известий», «Комсомольской правды») рассказывали впоследствии, что эта бронетехника внутренних войск вела беспорядочный огонь как по демонстрантам, так и по зданиям телецентра и окрестным домам.

В столкновениях у «Останкино» погиб один боец проельцинской стороны (Н. Ю. Ситников), несколько десятков безоружных демонстрантов, два сотрудника «Останкино» и три журналиста, в том числе два иностранных (согласно выводам следствия, все сотрудники «Останкино» и журналисты были убиты подчиненными А. С. Куликова).

Соотношение сил и тактика «защитников» «Останкино»

В 19:00 здания телецентра охраняли около 480 проельцинских сотрудников милиции и военнослужащих внутренних войск, включая элитный отряд спецназа «Витязь» и ОМОН. Они были вооружены 320 автоматами, пулемётами и снайперскими винтовками, 130 пистолетами, 12 гранатомётами, в том числе — одним ручным противотанковым гранатомётом РПГ-7. К стрелковому оружию имелось достаточное количество боеприпасов. По периметру телецентр охраняли 6 БТР с крупнокалиберными пулемётами, из которых впоследствии было убито немало демонстрантов и случайных людей.

На стороне Верховного Совета было от 16 до 18 автоматчиков Макашова. У демонстрантов имелся один РПГ-7, которым они не умели пользоваться.
В течение двух часов после начала демонстрации руководство телевидения, военных и милиции уклонялись от переговоров о выполнении законного требования предоставить представителям Верховного Совета РФ права выхода в «прямой эфир».

«Штурм» Останкино. Действия группы Макашова

После длительных и безуспешных попыток вступить в переговоры с руководством телевидения, группа Макашова с помощью грузовика частично выбила дверь в АСК-3. Макашов сделал несколько шагов внутрь и очередной раз начал призывать спецназ сдаться, но ушёл, когда убедился, что он под лазерным прицелом и переговоры невозможны.

Перевес проельцинских вооружённых формирований был подавляющим. Макашов знал это и как профессионал, и просто потому, что защитники Верховного Совета двигались к «Останкино» параллельно с бойцами «Витязя» и колонны видели друг друга..
Группа из 16 бойцов Макашова могла быть уничтожена почти мгновенно, но в тот момент, который можно было бы назвать «штурмом» спецназ не предпринимал никаких действий, хотя стрельба по колёсам и радиатору автомобиля могла бы остановить взлом дверей и согласно уставу была не только правомерна, но и необходима…

Действия безоружных демонстрантов

После начала массового расстрела наиболее решительные безоружные демонстранты стали сливать из грузовиков бензин в бутылки и пытались поджечь угол здания АСК-3, чтобы «отогнать стрелков внутрь». Некоторые помещения АСК-3 были подожжены, но к значительному пожару и прекращению стрельбы это не привело. Самые отважные под огнём крупнокалиберных пулеметов даже пытались бросать бутылки с бензином в бронетранспортеры, но безрезультатно.
По мнению комиссии Госдумы РФ «попытки поджога здания АСК-3 и некоторых БТР внутренних войск бутылками с бензином были вынужденной, стихийной ответной мерой отдельных граждан с целью защитить себя и других от выстрелов».
Также и по мнению руководителя следственной группы Генеральной прокуратуры Леонида Прошкина «события, происходившие у телецентра после начала стрельбы, штурмом назвать нельзя».

Расстрел

В 19 часов у здания АСК-3 стояла толпа около 1000 человек, но люди постепенно подходили, и вскоре ожидалось прибытие больших групп демонстрантов. Собственно демонстранты никакой агрессии не проявлял.
Во время пролома дверей и переговоров Макашов приказал отодвинуть от входа безоружных демонстрантов и журналистов. Безоружные люди были отделены от бойцов, и хотя уже стемнело, в ярком освещении фонарей спецназ не мог этого не видеть.

Приказ

Приказ об открытии стрельбы на поражение был отдан заместителем командующего внутренними войсками Павлом Голубцом с санкции своего начальника Анатолия Куликова. По мнению комиссии Госдумы этот вопрос был согласован с Кремлем. Приказ Голубца был продублирован командиром «Витязя» подполковником Лысюком, бросившим сигнальную свето-шумовую гранату.

Первый выстрел

Диспозиция — ACK-1, ACK-3, противоборствующие вооружённые формирования, митинг и первый выстрел по одной из версий.
Первый выстрел был сделан бойцами Ельцина из АСК-1 сразу после того как Макашов и его бойцы после неудавшихся переговоров вышли из АСК-3. Гранатомётчик в этот момент занял боевую позицию, но это было блефом, поскольку с гранаты не был снят предохраняющий колпачок.

Начало расстрела

Бойня началась вскоре после 19 часов взрывом сигнальной свето-шумовой гранаты, которая оставила пятно копоти в холле АСК-3. По этому сигналу в людей у входа АСК-3 были выпущены две гранаты из подствольных гранатомётов, и начался перекрёстный расстрел этой группы людей из зданий АСК-1 и АСК-3.
Большинство бойцов Макашова были сразу контужены, ранены или убиты и вести ответный огонь не могли. Удивительным образом гранатомётчик был только ранен. Но под шквальным огнём нельзя было поднять голову, и ни о какой прицельной ответной стрельбе не могло быть и речи. Жертвами этого расстрела стали не только бойцы Макашова и журналисты, которые не подчинились приказу Макашова отойти от входа. Одновременно бойцы ОДОНа и милиционеры открыли огонь поверх толпы и непосредственно по толпе. Всех людей, которые стояли между АСК-1 и АСК-3 и бросились на землю, долго и методично расстреливали. Люди, которые стояли в стороне, бросились прочь, и в течение нескольких минут большая часть демонстрации была рассеяна. Однако часть людей просто не успела убежать и залегла в местах, которые людям казались укрытиями. Ещё некоторая часть людей была настолько возбуждена, что не хотела уходить даже под пулями и ждала, когда подойдут дивизии, «перешедшие на сторону народа».

Первый шквал огня продолжался 10 — 20 минут. Затем наступило короткое затишье, сменившееся новым примерно 20-минутным усилением огня. В 19:26 диктор «Останкино» Лев Викторов объявил о прекращении программы, сославшись на то, что первый этаж телецентра захвачен. Телерадиовещание из Останкино было прекращено. Вероятно, именно в этот момент Хасбулатов докладывал депутатам, что Останкино взято и на очереди Кремль.

Продолжение

К 20 часам к телецентру прибыли ещё 58 военнослужащих «Витязя» на 3 БТР. У них имелось 52 автомата и снайперских винтовки, 6 пулемётов и 3 гранатомёта. Одновременно прибыли 100 военнослужащих в/ч 3186 на 10 БТР…
К 20 часам 30 минутам военнослужащими «Витязя» доставили дополнительные боеприпасы и вооружение. В распоряжение генерал-лейтенанта Голубца П. В. прибыли также 90 военнослужащих в/ч 5401 и 89 военнослужащих в/ч 5476, имевших на вооружении 155 автоматов и снайперских винтовок, а также 26 пистолетов. Около 21 часа к телецентру на 5 БТР прибыли ещё 10 военнослужащих в/ч 3485. Таким образом, к 21 часу в телецентре было сосредоточено около 900 военнослужащих и сотрудников милиции, вооружённых штатным оружием с достаточным количеством боеприпасов, при 24 БТР.

В это время к телецентру подходила основная колонна манифестантов, двигавшаяся пешком от Дома Советов Российской Федерации. Подходившие к телецентру колонны БТР внутренних войск принимались манифестантами за долгожданную помощь. Однако демонстранты были встречены огнём, командование военнослужащими и сотрудниками милиции, находившимися в телецентре, уклонилось от переговоров с руководством демонстрации о прекращении огня по безоружным людям.

Между 20 и 21 часами в Доме Советов получили информацию о происходящем в Останкино и предприняли несколько попыток раздобыть оружие и послать вооружённую помощь. Эти усилия закончились безрезультатно. В этот момент Останкино от безоружных демонстрантов защищали 900 военнослужащих и милиционеров и 24 бронетранспортёра.

Завершение

В период с 21 до 23 часов по улице Академика Королева ездили бронетранспортёры и вели прицельный и беспорядочный огонь. Из них были обстреляны расположенные поблизости от телецентра жилые дома, Останкинская телебашня и Храм Троицы Живоначальной в Останкине. Находившиеся в зданиях АСК-1 и АСК-3 военнослужащие внутренних войск и сотрудники милиции также продолжали обстреливать проезжавшие автомашины и рейсовые автобусы с пассажирами. В результате были убиты и получили ранения различной степени тяжести большое число безоружных гражданских лиц, в том числе случайных прохожих и наблюдавших за событиями. Многие пострадавшие пришли к телецентру после прослушивания телевизионного обращения Гайдара, который по РТВ призвал москвичей «поддержать в эту трудную минуту российскую демократию, прийти ей на помощь, собраться у здания Моссовета, с тем, чтобы объединенными усилиями встать на защиту». На заключительном этапе защитники «Останкино» вошли в раж и стали избивать и грабить сотрудников телецентра, которые приезжали на работу. А когда приехавший на работу видеооператор телестудии Валетов Г. А. после избиения у входа в АСК-1 поехал домой, по его автомобилю была выпущена автоматная очередь, в результате чего он был ранен.

На втором этапе встававших в силу заблуждения людей расстреливали с близкого расстояния из крупнокалиберных пулемётов БТР — множественные ранения груди и живота. Среди погибших и раненых были и случайные прохожие, не имевшие отношения к демонстрации.
Значительная часть людей погибла от одиночных пуль в голову или в живот. В живот одиночной пулей был ранен и Пол Отто в непосредственной близости от АСК-3.

Запоздалая парламентская оценка событий

Вопрос о проведении парламентского расследования событий 21 сентября — 5 октября 1993 года, явившихся следствием ельцинского Указа № 1400 был поставлен в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации в самом начале её работы — в феврале 1994 года. Объективное расследование событий в Москве было непременным пунктом предвыборных обещаний кандидатов от оппозиционных партий. 16 февраля 1994 года Государственная Дума приняла постановление «Об утверждении состава комиссии по расследованию событий 21 сентября — 4 октября 1993 года».

Однако 23 февраля 1994 года, в связи с принятием акта об амнистии участникам событий, Государственная Дума отказалась от создания комиссии. Это решение было результатом политической сделки. В итоге отказались рассматривать вопрос не только о виновности конкретных лиц, но и вопросы компенсации ущерба и социальной помощи семьям погибших и пострадавших, а также вопрос об увековечении памяти жертв политического противостояния. Далее власти попытались закрыть и общественное расследование событий в рамках «договора об общественном согласии».

Оценка событий.

Таким образом, на начальном этапе событий у телецентра “Останкино” уклонение в течение двух с половиной часов от переговоров с представителями Верховного Совета Российской Федерации, стремление любой ценой не допустить их выхода в “прямой эфир” привели к росту напряженности, который вылился в отдельные, в основном стихийные, противоправные действия некоторых лиц. Квалифицировать эти действия как “штурм” в общепринятом и, тем более, военном значении этого термина – неправомерно. В соответствии с положениями действовавшего Закона Российской Федерации “О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации”, указанные действия не могут рассматриваться как достаточное основание для массированного применения оружия и военной техники военнослужащими внутренних войск и сотрудниками милиции против всех без разбора лиц, находившихся перед зданием телецентра.

Происходившее после начала стрельбы являлось фактически расстрелом из автоматического стрелкового оружия и с БТРов безоружных в подавляющем большинстве сторонников Верховного Совета и всех, кто находился в это время у телецентра. Попытки поджога здания АСК-3 и некоторых БТРов внутренних войск бутылками с бензином были вынужденной, стихийной ответной мерой отдельных граждан с целью защитить себя и других от выстрелов.

Действовавшими нормативными правовыми актами не предусматривалось применение военнослужащими внутренних войск и сотрудниками милиции оружия и военной техники против лиц, не являвшихся участниками массовых беспорядков, граждан, наблюдавших за событиями, безоружных женщин и несовершеннолетних, против гражданских лиц, оказывавших помощь раненым, а также против исполнявших свои профессиональные обязанности врачей, журналистов и сотрудников телецентра. Ничем нельзя оправдать обстрел военнослужащими внутренних войск прилегающих к телецентру жилых кварталов, культового здания, корпусов АСК-1 и АСК-3, Останкинской телебашни, проезжавших автомашин и городских автобусов, приведший к человеческим жертвам и нанесший материальный ущерб. Полностью противоправными являются случаи избиений и ограблений ими граждан.

— Доклад Комиссии Государственной Думы Федерального Собрания РФ по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в городе Москве 21 сентября – 5 октября 1993 г. Москва 1999.

РуЭксперт (полный текст материала)
https://ruxpert.ru/%D0%A0%D0%B0%D1%81%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%BB_%D0%B2_%C2%AB%D0%9E%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%BA%D0%B8%D0%BD%D0%BE%C2%BB

Денис Артемьев

#Россия


Поделиться новостью:
  • 24
  •  
  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о