Это странное слово "русскоязычный". - Очищение. Новости Новороссии

Это странное слово «русскоязычный».

Пишет С. Орешек

Мы привыкли к выражениям «слово и дело», «не словом, а делом», «от слов к делу», «меньше слов, больше дела». По расхожему мнению, слово – это ещё далеко не действие, не поступок. А ведь, в сущности, слово, – это уже дело. Словом можно обидеть, осчастливить, выразить суть или своё отношение, им можно назвать, позвать или обозвать. Но не только. Слово творит. Обозначить словом – значит обозначить сущность, и, тем самым, создать определённую ситуацию, микромир, истинный или ложный.

Есть верные слова, смысл которых соответствует действительности, слова, которые отражают реальную сущность вещей. Такими словами мы творим и изменяем реальность, претворяем в жизнь то, что нутром ощущаем как правду. А есть ложные слова и пустые звуки, создающие ложные представления, видимость положения вещей, извращающие и опустошающие реальность. Очень напрасно мы забываем о том, что слово есть дело, потому что именно слова – главное, если не единственное орудие лжи.

Пустые, искусственные, лживые слова не рождаются и не образовываются естественным путём. Их нам навязывают, подспудно внедряют в нашу речь, ими подменяют истинные имена вещей, чтобы исказить действительность, запутать, заморочить, замять или утаить, короче, чтобы создать в сознании людей ложный образ явления или проблемы. И чем больше мы поддаёмся на эти махинации, чем больше пользуемся такими словами-ловушками, тем дальше и дальше мы уходим от сути и реальности вещей. Сколько ни говори, ни доказывай, сколько ни спорь, в принципе невозможно прийти к чему-либо путному, добиться ясности или толка, если при этом называть вещи чужими именами.

Откуда ни возьмись в лексиконе политиков и журналистов появилось новое слово – «русскоязычный». Не просто появилось, а буквально на глазах приобрело огромную популярность. Но самое главное то, как именно нам пытаются подсунуть это слово, в каком значении нас стараются приучить его использовать, кого этим словом хотят обозначать. Само по себе это слово совершенно безобидно, нейтрально и мало о чём говорит. Но дело в том, что его пытаются натянуть на совершенно иное явление, куда более значимое и по масштабам и по смыслу — к нации. Ни с того ни с сего слово «русскоязычный» в официальных речах и текстах СМИ почти уже вытеснило собой слово «русский». И, очевидно, не стоит думать, будто это произошло случайно и может пройти безболезненно и бесследно.
Незатейливую семантику слова «русскоязычный» можно понять из самого слова: созданный или функционирующий на русском языке. Следовательно, русскоязычной может быть речь, литература, книга, словарь и т.д. Однако, как ни странно, в таком значении это слово режет слух. Мы говорим: русская литература, русский или русско-латинский словарь, русская речь и далее в том же роде. Откуда же и зачем вообще взялось это странное слово «русскоязычный»? Похоже, как и большинство из лексических новообразований, оно пришло к нам из компьютерной, точнее, сетевой терминологии. Именно в отношении реалий Интернета чаще и уместнее всего звучит это слово: русскоязычный сайт, ресурс, портал, чат, форум. То есть, ещё куда ни шло назвать русскоязычным пользователя, но не человека.
Ни в одном словаре, ни в энциклопедическом, ни в толковом, мне не удалось отыскать слова «русскоязычный». Только в одном-единственном электронном словаре была словарная статья в две строчки, где сказано, что «Русскоязычные писатели – это писатели нерусской национальности, пишущие на русском языке». Следует ли из этого сделать вывод, что русскоязычные люди (жители, население, граждане) – это люди нерусской национальности, в силу каких-то причин или обстоятельств, говорящие на русском языке?

Стоит ли говорить, что слово «русскоязычный» в отношении людей, населения, жителей, нации употреблять нельзя? Что значит «русскоязычные люди?». То, что они знают русский язык, говорят или умеют на нём говорить? Я знаю латынь. Кто я после этого? Латиноязычный житель? Первая строчка того самого пресловутого словаря гласит: «Русскоязычный — относящийся к людям, живущим вне России, для которых русский язык является родным или вторым родным языком». Во-первых, что значит «второй родной»? Неужели может быть и третий, и четвёртый, не много ли родин? И не странно ли, что для человека показателем его «русскоязычности» является то, что он живёт вне России, а для писателя – то, что он «нерусской национальности?».
Ещё одно очень важное замечание, которое никак нельзя не учесть, состоит в том, что словообразование «русскоязычный» почему-то есть, но только в отношении русских, а в отношении других языков его нет. Нет слова «литовскоязычный», «грузиноязычный», «датскоязычный», «итальяноязычный», «японскоязычный». В Финляндии, например, — два государственных языка, но никто, почему-то, не делит население этой страны на «финноязычных» и «шведскоязычных» граждан.
Но главное недоразумение заключается всё же в другом. Во-первых, в самом слове «русскоязычный». Во-вторых, в том, что совершенно абсурдным образом этим словом хотят подменить слово «русский». То есть, в непонятном значении и непотребном употреблении этого слова.
Начнём со значения. Откровенно говоря, мне оно неведомо. Что значит «русскоязычный»? Очевидно, что подавляющая часть тех, кого уничижают этим словом, — русские по национальности граждане иных государств. Но это лишь условно подразумевается и подспудно домысливается. Русскоязычный – это не национальность. Тем более, русскоязычный писатель, согласно словарю, как раз должен быть кем угодно по национальности, только не русским. Русскоязычный – это не профессия и не конфессия, не фамилия и не призвание. Что же это? Языковая принадлежность? А как определить, к какому языку принадлежит человек? А если он говорит на двух, трёх языках? Ведь ясно, что большинство «русскоязычников» знают несколько языков. Кто же он такой, рускоязычный житель?

Чтобы не ходить далеко за примером, приведу в качестве него историю своей собственной прабабушки, дабы кто-нибудь наглядно смог мне объяснить, кого и с чего следует называть русскоязычным. Моя родная прабабушка была чистая полька по национальности и жила в Польше. Но, выйдя замуж за русского и переехав в Россию, с годами она напрочь позабыла родной язык. К старости по-польски она знала дай бог три-четыре расхожих выражения, а ко времени нашего с ней знакомства вследствие тяжёлой болезни и вовсе потеряла дар речи. Так кем следует считать мою почившую прабабушку? Русскоязычной? Но по национальности она была полька и жила в России. Польскоязычной? Но, во-первых, такого слова нет, а во-вторых, по-польски она ни с кем не общалась и говорить разучилась.
Но главное по-прежнему не это. По-прежнему главным остаётся то, что словом «русскоязычный» хотят заменить слово «русский» и смешать это понятие сделать непонятным, называя так всех, кто говорит по-русски. Им не называют, поскольку нельзя назвать словом, которое не есть имя и которое не имеет смысла, им уничижают русских, живущих и за пределами России, да и в России. Те, кто унижает людей этим словом, лишают их национальности, вообще какого-либо, помимо языкового, отношения к России. Называя человека русскоязычным жителем, они как бы говорят этим, что кроме русского языка у человека не осталось никакой связи со своей нацией, в нём не осталось ничего русского, кроме умения говорить на русском языке. Этим словом они приравнивают его не только к аргентинскому писателю, вздумавшему писать на русском языке, но вообще ко всякому, с позволения сказать, этническому элементу, изъясняющемуся по долгу службы на русском языке: к торговцу наркотиками на русском рынке, к черномазым (в смысле немытым) женщинам, таскающим своё многочисленное черномазое потомство по русским электричкам и клянчащим денег на русском языке, ведь на картонках, что они вешают на шею своим детям, именно по-русски, хоть и с ошибками, написана вся душещипательная история их горькой неместной судьбы. Все эти люди – русскоязычное население земли.

Национальный язык – это священное, формообразующее начало нации, носитель национального духа и менталитета. То же самое и национальная земля. Но определять человека по принадлежности к языку или территории нельзя. Это унижает и язык, и человека. Умение говорить на русском языке ещё не означает причастность к духу, к священной энергии языка. Мало ли кто и почему говорит на русском языке. Мало ли кто по тем или иным причинам наводняет территорию России. Это ещё далеко не повод называть их всех русскими, а русских именовать «русскоязычными», согласно их первому, второму или третьему «родному» языку.
Однако, в отношении именования русской нации вообще всё обстоит весьма странно. Есть нация и принадлежность к ней – национальность. Согласно правилам языка, а, следовательно, законам бытия, которое язык и отражает, название нации – англичане, французы, евреи, латыши, грузины и т.д. – отвечает на вопрос «кто». Национальность человека – это существительное, это его сущность. Национальность отвечает не на вопрос «какой», а на вопрос «кто»: немец, финн, эстонец, словак, чех или турок. Тогда как национальная принадлежность явлений и предметов: литературы, территории, языка, кухни и прочего определяется прилагательным: еврейский или японский. А вот с русскими всё не так. Нет в русском языке существительного русский. То есть одно слово «русский» — это и существительное и прилагательное, и имя, и название, и качество, и признак.

Такая же ситуация, например, в английском языке, но в отношении не только своей, а почти всех наций. Одно слово выступает там и как существительное, и как прилагательное, лишь с той разницей, есть ли артикль. То же самое и во французском языке. И только в русском языке нет существительного именно и исключительно для своей национальности. Есть, впрочем, существительное «россиянин». А вот явления такого в природе как раз нет. Им называют химерический собирательный образ всех тех наций, которым случилось или пришлось входить в состав Российской Федерации.
Имея хотя бы самое отдалённое представление о том, насколько тесна взаимосвязь языка и мышления, связь языковой и внеязыковой реальности, уже можно представить себе, насколько показательны и важны все эти языковые факты для понимания той ситуации, в которой оказалась русская нация. Русских, живущих вне России, уничижают словом «русскоязычные», подчёркивая этим, что они как бы и не русские, и вообще не пойми кто. Русских в России называют россиянами, тем самым не просто унижая, а уничтожая их как нацию, растворяя их среди всех прочих россиянских наций. Для себя же сами русские имеют только прилагательное, называя остальные нации существительным, то есть определяя их по существу.

С. Орешек
http://www.zlev.ru/57_11.htm

Огонек Донбасса

#Россия

Поделиться новостью:
  •  
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о