Памяти настоящего человека и спортсмена. - Очищение. Новости Новороссии

Памяти настоящего человека и спортсмена.

Иван Ткаченко был скромным хоккеистом анонимно переводившим большие деньги на лечение онкобольных детей , последний перевод на 500 тысяч он сделал 7.09.2011 за 15 минут до гибели , общая сумма его переводов более 10 млн .

— Иван не хотел, чтобы кто-либо узнал, что он дает деньги, — рассказали в благотворительном фонде. — Ему не нужны были признание и благодарность. По первой просьбе он бескорыстно помогал и малышам, и взрослым. Он спас много жизней!

https://www.sports.ru/tribuna/blogs/knight/856279.html

Капитан хоккейной команды «Локомотив» Иван Ткаченко погиб в результате крушения самолета. Произошло это 7 сентября 2011 года. Погибли все, кто летел этим рейсом, включая игроков и пилотов, выжил лишь один человек. После смерти узнали, что Иван занимался благотворительностью, жертвовал большие суммы на лечение детей. У него самого осталась жена, две дочки и сын. Родители хоккеиста говорят, что он с самого детства был щедрым, добрым и настойчивым.

День, когда погиб известный спортсмен Иван Ткаченко, стал траурным не только для родных и близких этого хоккеиста. В этот день в страшной авиакатастрофе погибла целая хоккейная команда «Локомотив». Ребята собирались открыть сезон первым матчем и сели на самолет, который выполнял плановый рейс в Минск из Ярославля. Но самолету не суждено было подняться в небеса

Источник: https://aeternamemoria.ru/sportsmen/ivan-tkachenko/

Ретроспектива статьи издания «Комсомольская Правда».

Хоккеист ярославского «Локомотива» Иван Ткаченко, разбившийся вместе с командой под Ярославлем, за 15 минут до гибели перечислил 500 тысяч рублей на счет 16-летней девочки Дианы Ибрагимовой, больной раком. Как выяснилось позже, деньги он перевел днем раньше, перед посадкой в самолет Иван просто проверил, дошел ли перевод. Но, как оказалось, это был далеко не единственный раз, когда Ткаченко перечислял крупные суммы нуждающимся в средствах на лечение детям.

На счет Дианы Ибрагимовой он в декабре 2010 года уже переводил со своей банковской карты полмиллиона рублей. Ткаченко был постоянным жертвователем фонда «AdVita» и занимался благотворительностью с 2007 года, оставаясь при этом неизвестным. Под именем Ивана Леонидовича он практически каждый месяц жертвовал деньги. На сайте фонда можно четко проследить, кто, сколько и на что перечислял, и Иван Леонидович появляется в этих отчетах регулярно. Всего, как подсчитали журналисты «Советского спорта», за четыре с половиной года он пожертвовал 9 996 300 рублей. Его деньги помогли десяткам детей, но, к сожалению, и они спасли далеко не всех.

Эти поступки Ткаченко никак не вписываются в не лишенный оснований общественный стереотип, рисующий успешных спортсменов существами, зацикленными исключительно на собственном я, на машинах, часах и драгоценностях. Но больше всего поражает, что за четыре с половиной года он никому из друзей и родных не сказал о своей благотворительной деятельности ни слова.

Друг и многолетний партнер Ивана по «Локомотиву», этим летом перешедший в ЦСКА, Александр Гуськов побывал в Издательском доме «Комсомольская правда». Читая статью про Ивана, он не мог понять, почему Ткаченко ни разу даже не обмолвился о своей благотворительности.

— Александр, вы были одним из друзей Ивана Ткаченко. Вы знали, что он в последние годы регулярно перечислял деньги больным детям?

— Нет, не знал.

— Как может быть, что человек занимается благотворительностью в таких размерах и никто не в курсе?

— У меня нет ответа на этот вопрос, хотя, хорошо зная Ваню, я понимаю, что он мог это сделать. Но я думаю, что об этом обязательно должен был знать кто-то из его близких. Все равно он должен был поделиться.

— С братом, с отцом, с женой?

— Да, в любом случае кто-то должен был знать.

— Для хоккеиста такого уровня 10 миллионов рублей за пять лет — это много?

— Я думаю, да. Это большие деньги.

— Что могло побудить Ивана заняться этим? Не всякий способен на подобные поступки.

— Это может сделать только сильный человек, и у него должны быть какие-то свои мотивы. Но, повторюсь, от Вани можно было этого ожидать.

— Вам приходилось быть свидетелем того, чтобы Иван кому-то помогал?

— Он никогда не отказывал в помощи, если она кому-то требовалась. Если болельщики или еще кто-то что-нибудь у него просили, он всегда шел навстречу. Билеты ли нужны были или еще что-то, он говорил: да, сейчас я сделаю, я постараюсь… Очень хороший человек был и, я думаю, никогда ничего плохого никому не сделал.

— В «Локомотиве» принято было заниматься благотворительностью?

— Помимо того что у нас был подшефный детский дом, куда мы постоянно перечисляли деньги, в команде часто собирали деньги на какие-то экстренные случаи. Мы собирали деньги, когда узнавали, что кому-то они требуются. Кто угодно — тренер, капитан или, возможно, даже Ваня Ткаченко — мог сказать, что нужно помочь. Тот, кто владел информацией, просто озвучивал ее в раздевалке, и мы помогали.

— Каким был Ткаченко?

— Душа-человек. Он даже в обычном разговоре излучал позитив. Очень рассудительный, честный, всегда говорил все, что думал, в лицо, никогда ничего не таил за спиной. Если он к чему-то стремился, то обязательно этого добивался своим трудом, доводил начатое дело до конца. Если у него что-то не получалось в хоккее, оставался на льду после тренировки и работал до тех пор, пока не начнет получаться. Жалко, что такие люди уходят, он мог многого как в хоккее, так и в жизни достичь. В семье он был и мужем, и отцом, таким… настоящим. У него остались две дочки, мечтал о сыне.

— Звездам спорта свойственна тяга к внешним эффектам и красивой жизни: машинам, вещам. У Ивана что-то подобное было?

— Нет, он не стремился к чему-то модному, новому, он хорошо понимал, что ему нужно для жизни. Ваня просто радовался жизни, ему не нужны были дорогие лимузины или еще что-то.

— Вы покинули «Локомотив» после окончания прошлого сезона, хотя могли бы остаться. Видите в этом перст судьбы?

— Контракт со мной не был подписан по воле «Локомотива». Я очень хотел остаться в коман­де, но в итоге мне и еще нескольким хоккеистам, с которыми тоже не продлили контракты, пришлось уйти. Конечно, после таких событий задумываешься… У меня до сих пор в голове мысли только об этом: нас судьба отвела и Бог помог остаться в живых, не посадил нас в этот самолет. Сказал: иди, живи!

Комсомольская Правда
https://www.donetsk.kp.ru/daily/25758/2743859/

Наталья Ростова

#Россия

Поделиться новостью:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о