Прощай, дед ! - Очищение. Новости Новороссии

Прощай, дед !

Пост группы Другая Россия

Пишет Сергей Аксенов

Отделять восклицательный знак от последнего слова пробелом я научился у Эдуарда Лимонова. Так не теряется эмоция. Эмоция — это важно. Особенно сейчас.

Для меня Лимонов был прежде всего политик. Интересоваться его мнениями я начал году, кажется, в 1992-1993-м. Через политическую публицистику. Сначала вышла книга-сборник статей, эссе «Убийство часового», затем «Исчезновение варваров». Обе выбивались из постперестроечного политического мейнстрима. И сильно. Тогда я принял их, скорее, сердцем. Поверил, что всё так и есть. К середине 1990-х вера перешла в убеждение.

Лимонов всегда опережал свое время. Торопился. Думаю, верно оценивать происходившие тогда в России события ему помог западный опыт. И даже сам факт отъезда туда в 1970-е. То, что мы здесь пытались понять уворачиваясь от падающих осколков разрушающейся империи, он понял и сформулировал заранее и выкатил это свое готовое уже понимание на страницы книг и газет. Многомиллионные тиражи разносили бациллы будущего по стране и окрестностям.

Создание партии нацболов стало попыткой влиять на страну не только словом, но и делом. Перечитайте, нашу первую программу. Она актуальна и сейчас. Имперский патриотизм, круто замешанный на социальной справедливости… Газета «Лимонка» адаптировала эти базовые идеи для самых отмороженных представителей почти всех страт постсоветского общества. Ее главный редактор был и главным партстроителем, собирая пацанов и девчонок в партийный кулак.

К осени 1998 года партия оформилась окончательно. Собравшись на свой первый съезд, нацболы увидели, что у них есть братья сестры по всей России. И не только. Прибыли делегаты из Украины, Латвии, Казахстана… Отовсюду, где остались после распада СССР наши люди. Открывающая речь Лимонова была просто блестящая. Чувствовалось, что он сильно вдохновлен. Жаль, не сохранилась запись. Кажется, что-то случилось с техникой. Но сохранились наши воспоминания. Это было круто.

Была и формальная цель. Нарастив мускулы, партия намеревалась участвовать в парламентских выборах. А для этого требовалось пройти все положенные по закону процедуры. Буйный Лимонов укротил свое буйство и прилежно занимался бумажной рутиной, резонно полагая, что сначала следует испытать легальный путь участия в политике. Но, не тут то было. Партии было отказано в регистрации, а значит и законном праве участвовать в судьбе страны.

Кем отказано? Минюстом. Возглавлял его Павел Крашенинников, тогда либерал, член «Союза правых сил», а сейчас важный единоросс. Только что он рулил процедурой внесения поправок в Конституцию. А тогда Лимонов ходил к нему на прием в надежде, что это поможет признанию партии. Неудачно. На самом деле чиновники дико обосрались. «Их пять тысяч, они все молодые, мы не знаем чего от них ожидать», заявил позже в суде представитель Минюста. Я слышал это сам.

Не думаю, что для Лимонова это был шок. Да, он был возмущен, но старался не рефлексировать, а направлять энергию на поиск новых путей. Так и появилась идея пропаганды действием, как альтернатива привычным политическим форматам. Прецеденты уже были (захват «Авроры» в Питере в 1997 году), но первая по настоящему масштабная акция прошла в Крыму. За «Севастополь — русский город!» и «Кучма, подавишься Севастополем!» пятнадцать нацболов отбыли по полгода в симферопольском СИЗО. Это был поступок.

В России тогда плохо поняли случившееся. Информационная блокада была тотальная. Это сейчас про «КрымНаш» несется из каждого утюга. А тогда государство в лице МИДа, было возмущено самим фактом вмешательства во внешнюю политику какой-то там партии. О необходимости защиты своих граждан на верху и не помышляли. Чтобы заставить российского консула в Симферополе пойти к парням в СИЗО, приходилось с ним яростно ругаться. Мы показали крымчанам, что у них есть Родина, говорил Лимонов. Прошло 15 лет и полуостров вернулся в Россию.

Следующим объектом атаки была избрана русофобская Латвия. Преследования ветеранов войны, марши легионеров СС были там нормой. К тому же в Латвии на тот момент уже действовала сильная наша организация, что позволило нанести удар в самый нерв ее государственности. «Десант» российских нацболов на башне святого Петра в Риге — это, конечно, не «вежливые люди», но по степени воздействия на умы вполне сопоставимо. Латвийское правосудие оценило поступок в пятнадцать лет лишения свободы для лидера акции.

Пока развивалась история в Латвии, Лимонов с интересом смотрел на Казахстан. Был такой лозунг: «Отберем у Нурсултана русский север Казахстана!». Первая попытка русского восстания там — в 1997 году, была неудачной. КНБ переиграла местных казаков и поездка туда группы нацболов с Лимоновым во главе результата не принесла. Но направление было интересное… Если верить ФСБ, то партия готовила чуть ли не партизанскую войну в Восточно-Казахстанской области, сопредельной с российским Алтаем. Мы хотели перенести центр тяжести борьбы в республики СНГ, объяснял Лимонов.

Более года подготовки, месяцы хождения по горным тропам, здесь и там, закончились превентивным задержанием. Вооруженная до зубов группа спецназа ФСБ захватила таежную заимку, где мы находились, на рассвете. «Я — русский патриот», произнес Лимонов, стоя, руки за головой, под прицелами солдат. Документальные кадры этого эпизода войдут потом в фильм «Суд над призраком», снятый Первым каналом к судебному процессу. Правда, обыск на заимке результатов не дал и хотя нас с Лимоновым этапировали в Москву, в СИЗО «Лефортово», доказать свою версию чекистам оказалось сложно.

Они понадеялись расколоть Эдуарда в заключении. Рассчитывали, что под изощренно организованным давлением он сломается. «Сука Леха», упомянутый Лимоновым в книге «В плену у мертвецов», раскалывал всех. Ну, или почти всех. Кавказские террористы с криком «Мама!» ломились из камеры после нескольких дней, а то и часов, проведенных с Лехой на одной территории. Лимонов все выдержал, чем удивил некоторых своих следователей. Они такой стойкости не ожидали. Адвокат Сергей Беляк наверное может дополнить…

За время следствия государство или во всяком случае отдельные его представители, кажется, прониклись уважением к Лимонову. И хотя чекисты приложили все усилия, чтобы спрятать судебный процесс глубоко в провинцию. — в Саратов, этапировали нас туда так, как никого. Самолет авиакомпании «Россия», обслуживающей как известно высокопоставленных чиновников, приземлился на военной авиабазе в Энгельсе. Той самой, где базируется стратегическая авиация. Главу незарегистрированной партии Лимонова этапировали как «звезду» политики.

Помню, оказавшись вместе в воронке по дороге с аэродрома в СИЗО, мы с подельником — Володей Пентелюком слушали его рассказы о Емельяне Пугачеве — в «Лефортово» Лимонов перечитал книгу о нем. Ведь мы оказались как раз в пугачевских местах… Последующие полгода были наполнены борьбой в суде и общением с местным зековским контингентом. Некто Андрей Сочан, участник судившейся параллельно с нами ОПГ, предвидя пожизненный срок просил Эдуарда упомянуть о нем в своих книгах. При том, что Лимонову самому «ломилось» 25 лет. Просьба была выполнена.

После освобождения к Лимонову постепенно приклеилось «погоняло» Дед. Я стал называть его так памятуя об одном своем лефортовском соседе, большом человеке в уголовном мире. Постепенно «Дед» прилипло к Лимонову, хотя и оставалось неформальным прозвищем, употребляемым за глаза. Ему самому оно долгое время не нравилось. Мол, какой я вам дед? Я еще ого-го! Все так, но постепенно прозвище пришло в соответствие с реальностью. И однажды появилась статья Лимонова озаглавленная «Другого Деда у вас нет». А также одноименная книга о «болотных» событиях.

Пора, наверное, уже честно сказать, что тот момент — 2011/2012 годов — стал роковым в истории партии. Превратить борьбу всего постсоветского поколения в политическую победу, взять власть или кусок власти, было возможно только тогда. Ни до и не после. Вся борьба нацболов с 1994 года: газета, партстроительство, АПД, суды, Марши несогласных в рамках коалиции «Другая Россия», Стратегия-31 должны была завершиться победой в те дни. Но победы не случилось. Власть устояла, а потом разобравшись что к чему еще и укрепилась.

Вот почему Дед так зол был на Немцова, Венедиктова и всю эту гоп-компанию, которые действуя в интересах либеральной верхушки увели протестующие народные толпы на болотный остров. И тем слили протест, лишили его силы. Альтернативой могла бы быть победа оппозиции, живая Госдума, куда вошли бы все: и левые, и либералы, и националисты, и новые выборы по результатам которых в России была бы сформирована власть на основе реальных предпочтений народа. Но как раз этого и не хотели лидеры либералов. Путин их устраивал, так как защищал их базовые интересы.

После 2012 года Лимонов не раз задавался вопросом: что было сделано не так? Почему не случилось победы. И приходил к выводу, что «больших ошибок сделано не было». Соглашусь с ним. Просто власть пока оказалась сильнее. Для партии же (любой) важно победить в одном поколении. Если нет, историческую работу придется делать новому призыву. Так устроена жизнь. Именно поэтому участие нацболов в событиях на Донбассе при всей их брутальности следует наверное отнести к новому политическому этапу. Хотя как элемент русской реконкисты появление на карте ЛДНР вдохновляет.

Так что если говорить о политическом наследии Лимонова, то оно во многом состоялось. Где-то полностью, как в Крыму, где-то, как на Донбассе, частично. В Латвии противостояние развивается с переменным успехом (борьба идет за русский язык и русские школы), в Казахстане, на китайском направлении, все, видимо, впереди. Что касается социальной справедливости внутри страны, то тут не паханное поле. Скорее всего, этот вопрос станет главной претензией к власти в ближайшее десятилетие. Вообще, происходящие в последнее время события оставляют простор для любых сценариев…

После 2013 года я с Лимоновым лично не виделся. Переписывались изредка по электронной почте. «Сергей, возвращайтесь в Москву, — писал он. — Мы соберем вам деньги на операцию» (был повод). «Я должен справляться сам», — отвечал я ему. И справился. И приглашал в гости в Сибирь — в Омск. Мол, Казахстан рядом (смайл). Последнее, что мы с ним обсуждали — написанная мной глава о Насте для его очередной, пятой по счету, книги мертвых. Книга получилась тоненькая. Он говорил, что она видимо завершит серию. Так и оказалось.

О том, что последняя книга Лимонова называется «Старик путешествует», все уже знают. Дед сделал об этом запись в своем ЖЖ. Видимо, в книге будет о поездке в Арцах — Нагорный Карабах, в Монголию, в Италию… Знаю, что последним пунктом должен был стать индийский город мертвых — Варанаси. Место, где погребальные костры горят тысячи лет, а в Ганге плавают трупы пожилых индийцев. Настя была там, рассказывала. Но не срослось, Дед заболел и поехать не смог. Тем не менее он стремился туда. Верил в переселение душ? Возможно.

Сергей Аксенов

Другая Россия
https://vk.com/wall-55790675_148097

Наталья Ростова

#Россия

Поделиться новостью:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о