Прифронтовая Старомихайловка: Как живет многодетная семья на линии фронта. - Очищение. Новости Новороссии

Прифронтовая Старомихайловка: Как живет многодетная семья на линии фронта.

Статья издания «Комсомольская Правда»

Пишет Юлия Андриенко.

Болезни, беды, нужду не посадишь на карантин. Не отправишь на карантин и войну, как бы этого не хотелось. А потому вместе с командой донецкого волонтера Андрея Лысенко мы едем в Старомихайловку, загрузив багажник его небольшой машины продуктовыми наборами.
— Люди продолжают помогать Донбассу, конечно, меньше, чем это было до кризиса. Сейчас всем непросто. Но пожертвования идут, — рассказывает по дороге Андрей Лысенко. – Например, наши друзья из Италии. У них там глубочайший кризис, многие лишились работы, а самое страшное — огромное количество смертей от коронавируса, но они находят в себе силы помогать дончанам. Некоторые из них были здесь, видели все своими глазами, им не нужно объяснять, что без помощи дончанам не выжить. Ведь помогая другим, спасаешь себя, это аксиома.

«Кажется, о нашей войне все забыли»

Старомихайловка находится на линии фронта, с одной стороны – Пески, с другой – Красногоровка. Местные говорят, что буферных или, так называемых, серых зон в селе почти не осталось, украинская армия сократила дистанции до сотни метров. Имеются школа, садик и целых четыре магазина, а вот жизни нет.
Подъезжаем к сельскому магазину, на его стенах ни одного живого места – все в следах от осколков. При этом здесь ежедневно делают покупки местные жители. Они и сейчас тут сидят на завалинке, обмениваются последними новостями.

— Как мы тут живем? Ну, что вам сказать? У меня пятеро внуков, скоро будет шестой, точнее шестая – девочку ждем, — говорит 59-летняя Елена. – И все живем в обстреливаемой Старомихайловке. Стреляют по нам со стороны Украины каждый день – и днем, и ночью. Вот вчера только за один день семь новых домов разрушено! Кто этот ад остановит, вы мне скажите?
Уже не впервой сталкиваюсь, что люди в таких селах душу выворачивают, пытаются всю боль свою выложить, в надежде на то, что ты эту боль донесешь куда надо, к тем, кто способен помочь и там услышат. Может, они просто там правду не знают, те, от кого хоть что-то зависит? И я в который раз чувствую свою беспомощность. И знают, и слышат, но войну не останавливают.

— Порой кажется о нас позабыли все. Ну бьют нас, разрушают наши дома, делают калеками наших детей, а никому и дела нет. Все живут дальше в своих хлопотах. Я, когда в Донецк приезжаю, диву даюсь – там в центре войной и не пахнет – машины богатые, кабаки, а мы от взрывов уже седые все, — говорит продавец.

Елена вытаскивает из кармана маску, цепляет ее на уши и заходит в посеченный осколками магазин. И столько во всем этом какого-то горького гротеска. Что тот коронавирус, когда в любой момент тебя может изрешетить осколками?

Дистанционка не для всех

Едем по селу развозить продуктовые наборы. В каждом доме – своя беда. Где-то вдовы погибших ополченцев, где-то – нищие переселенцы, где-то мать-одиночка сама поднимает сына-инвалида.

Один дом особенно потрясает меня.
С виду даже не скажешь, что в нем можно жить – разрушенные стены подперты бревнами, окна заколочены фанерой, штукатурка осыпается. Кажется, дунь сейчас ветер покрепче и дом рассыплется.

Навстречу нам выходят двое мальчишек. В старой рваной одежде, которая, даже на беглый взгляд, им мала. Лица совсем недетские, взгляд исподлобья, хотя младший пытается улыбаться. Это многодетная семья Гончаровых – мама умерла, троих детей воспитывает отец.

Заметив мой взгляд, Дмитрий говорит:
— Вы не подумайте, одежда хорошая у них есть, но по селу бегать можно и в такой, это ж пацаны – где-то выпачкали, где-то порвали. А для школы или поехать куда – у меня все в шкафу чистое и наглаженное. Вот только учебы теперь нет.

Живут случайными заработками отца, шабашками, как называет он их сам. И хоть в селе работы такой всегда хватает, но с деньгами не густо, продукты в магазине покупают в долг.
— А дистанционку тянете или как, парни? – интересуюсь у братьев.
— Мне задания на листиках дают, решаю кое-как, — потупился младший – Славик, который ходит во второй класс.

— А я уже в пятом классе, но учиться не могу. Ни компьютера, ни смартфона у нас нет, как нет и интернета в доме, — говорит средний – Саша, который сейчас в пятом классе. – В школу, конечно, хочется. Но мне не скучно — младшему помогаю уроки делать, отцу по хозяйству помогаю. Я и суп могу сварить, и картошку поджарить. А еще у нас есть старший брат Женя. Да вы проходите, у нас кошка родила котят, такие хорошенькие!

Внутри пахнет домом. Отец затеял стирку в тазу – стиральной машинки у многодетной семьи нет. Но, несмотря на нищету, чувствуется, что здесь живут в мире и понимании. К моему восторгу ребята выуживают откуда-то еще слепых котят и демонстрируют их нашей команде.

Волонтеры им оставляют продуктовые наборы. Но я понимаю, что гречкой и маслом дела не поправишь, семье нужен нормальный дом.

— Знаете, такие масштабные дела должна решать администрация Старомихайловки, мы постараемся к ней достучаться. Но в наших силах купить вам хотя бы недорогой ноутбук, не дело в XXI веке оставаться без учебы, да он вам и не только для дистанционки понадобится. Обещать ничего не буду, но мы постараемся, — говорю я и беру с них слово, что не будут проводить весь день за игрушками.
Мы развозим оставшиеся продуктовые наборы и на одном из заборов вижу объявление «ПРОДАЮТСЯ МАСКИ». Маркетинг он такой, что проникает даже в обстреливаемое нищее село.

В «красной зоне» есть свой парусник «МИР»
Уже уезжая из Старомихайловки, замечаю необычный двор у многоэтажки. Настоящий детский городок! Прошу волонтеров остановиться. Сказочные герои, вертолеты и даже парусник с гордым названием «МИР» — чего тут только нет! А создано это чудо из чайников, мисок, старых пароварок, фанеры, резины, а главное – из огромной любви и неравнодушия.

— Это соседский дедушка такое сделал. Мастерит свои скульптуры на даче, а потом у нас во дворе устанавливает, — поделилась девочка, прогуливающая собаку. – Стараемся относиться бережно к его работам, сюда многие приходят с детками – красиво же и малышам интересно.
Кто-то стирает село с лица земли, утюжа Донбасс седьмой год снарядами и отнимая право на жизнь у его населения, а кто-то мастерит сказочных героев из всякой всячины, просто радуясь тому, что здесь будут играть и веселиться дети.

( реквизиты для помощи по ссылке:)
Комсомольская Правда
https://www.donetsk.kp.ru/daily/27127.3/4211462/

Наталья Ростова

#Новороссия

Поделиться новостью:
  • 6
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о